Меню

Китайский юань свободно конвертируемая валюта или нет



Юань стал резервной валютой и потеснил евро

С 1 октября китайская денежная единица официально вошла в эксклюзивную валютную корзину МВФ, хотя еще долго не станет свободно конвертируемой.

С 1 октября 2016 года в мире начали официально действовать уже не четыре, как последние полтора десятилетия, а пять резервных валют: к американской, европейской, британской и японской присоединилась китайская. Так решил совет директоров Международного валютного фонда (МВФ). 30 ноября 2015 года он удовлетворил заявку Пекина и постановил через десять месяцев включить денежную единицу КНР, юань, в свою валютную корзину. Она была создана в 1969 году для определения курса условной безналичной платежной единицы — специальных прав заимствования (СДР).

Третье место и доля в 11 процентов

Первоначально в этой корзине находились 16 валют, но в 1981 году их число сократили до пяти основных: доллара США, немецкой марки, французского франка, британского фунта и японской иены.

Штаб-квартира МВФ в Вашингтоне

В 2000 году, после введения в безналичное обращение европейской денежной единицы, марка и франк уступили место евро. И вот теперь впервые в истории МВФ в эксклюзивный клуб приняли принципиально нового члена.

При этом юань сразу же занял третье по значению место, получив долю почти в 11%. Доллар остался на уровне приблизительно в 40%, а вот доля евро снизилась с 37% до 31%. Бывший вице-президент Института мировой экономики в Киле (IfW) профессор Рольф Лангхаммер (Rolf Langhammer) считает такой расклад вполне оправданным: «Значение евро в международных расчетах сокращается, поскольку он уже не так доминирует в международной торговле».

Директор Гамбургского института мировой экономики (HWWI) профессор Хеннинг Фёпель (Henning Vöpel) даже считает, что снижение доли в корзине МВФ пойдет на пользу европейской валюте: «Евро, будучи второй по значению резервной валютой, находится в весьма критическом состоянии. Теперь привлекли третью весомую валюту, и это снимет с евро определенный груз». Иными словами, глобальный спрос на евро несколько сократится, что будет способствовать снижению его обменного курса и даст дополнительные импульсы европейскому экспорту.

Путь к свободной конвертации может занять 10-15 лет

Теперь возрастет глобальный спрос на юань. Так, он, по всей видимости, займет более заметное место в валютных резервах многих центральных банков по всему миру, хотя они не обязаны повторять структуру корзины МВФ. Впрочем, профессор Рольф Лангхаммер призывает не забывать ярко выраженную специфику денежной единицы КНР: «У четырех других валют — доллара, евро, фунта и иены — плавающие обменные курсы. Они не подвергаются государственным интервенциям».

Китайские же власти удерживают свою денежную единицу в довольно жестком валютном коридоре, к тому же они ограничивают движение капитала. Поэтому юань нельзя считать в подлинном смысле слова свободно конвертируемой валютой.

Источник

Китайский юань

Китайский юань – официальная валюта Китайской Народной Республики. При этом следует учитывать, что слово «юань» (в переводе на русский язык — «круг» или «круглая монета») используется исключительно за рубежом. Внутреннее название валюты – женьминьби или, как принято в латинском написании, Renminbi, что переводится как «народные деньги». Банковский код – CNY. 1 юань равен 10 цзяо или 100 фэней. Номиналы банкнот: 100, 50, 20, 10, 5, 2 (встречается редко) и 1 юань, а также 5, 2 и 1 цзяо. Монеты: 1 юань, 5, 2 и 1 цзяо.

Иллюстрация: Народный банк Китая

Традиционно на лицевой стороне банкнот – портрет Мао Цзэдуна и цветы. Причем к портрету вождя на 100 юанях добавляется японская слива, на 50 – хризантема, на 20 – лотос, 10 – роза, на 5 – нарцисс и на 1 юане – орхидея. Оборотную сторону украшают пейзажи КНР. Монеты последней серии содержат на лицевой стороне наименование банка и год выпуска, на оборотной на 1 юане – надпись RMB (трижды; монета выполнена из никеля, покрытого сталью), на 5 цзяо – изображение тростника (сделана из меди, покрытой сталью). Монета 1 цзяо – гладкая, выполнена из алюминиевого сплава. Другие номиналы с конца прошлого века не выпускались.

Несмотря на то что Китай считается одной из первых стран в мире, использовавшей денежные знаки (монеты появились в VII веке до н. э., банкноты — в VIII веке н. э., а бумага была изобретена там же около 100 года н. э.), деньги в современном виде ведут там свою историю только с 1948 года. Именно тогда был создан Народный банк Китая, который получил исключительное право эмиссии. До этого с 1835 года выпускался китайский лян, равный 10 мао и 100 финям. Для крупных платежей использовались небольшие золотые слитки. В сельской местности имели хождение более мелкие монеты: цяни и кэше. Кроме того, на всей территории Китая в обороте было огромное количество денег иностранных государств.

Первая попытка унифицировать денежную систему была предпринята в 1933 году, однако она не увенчалась успехом: по-прежнему каждая провинция выпускала свои собственные монеты и банкноты. Помимо того, часть территории оказалась оккупирована, и там с 1938 по 1943 год в обращении находились японские военные иены.

Читайте также:  Metamask как перевести валюту из одной сети в другую

До 1935 года юань был привязан к серебряному стандарту, а после — к золотому. При этом в результате проведенной денежной реформы выпущенные ранее деньги были заменены на банкноты. Их чрезмерная эмиссия привела к гиперинфляции: в 1936 году 1 доллар США соответствовал 3,36 юаня, а в 1946-м – 3 350. Начавшаяся революция и вовсе обрушила национальную валюту.

1 января 1948 года Народный банк Китая выпустил первые «народные деньги», определив золотое содержание юаня в 0,22217 г чистого золота. Курс обмена старых банкнот составил 3 млн за 1 юань. Причем реформа проводилась не единовременно, а по мере объединения провинций коммунистами. Окончательно местные дензнаки были заменены на единую валюту только к 1952 году, а в Тибете – к 1959-му.

В первый же год властям пришлось девальвировать нацвалюту в несколько раз: изначально 1 доллар США стоил 4 юаня, к концу 1948 года – уже 20. В 1955 году Народный банк Китая провел денежную реформу: с 1 марта по 30 апреля был проведен обмен старых денег на новые по курсу 10 000:1.

Иллюстрация: Народный банк Китая

Китайский юань не является свободно конвертируемой валютой. Его официальный курс до 1974 года устанавливался Народным банком по отношению к британскому фунту стерлингов и гонконгскому доллару, позже – к доллару США и корзине мировых валют. Причем официальный курс не всегда и не в полной мере отражал экономические тенденции: с 1994 года он был зафиксирован на уровне 8,27 юаня за доллар.

Определенное послабление в валютной политике произошло только в 2005 году, когда власти Китая провели ревальвацию юаня, подняв его стоимость на 2%. К 2008 году курс юаня укрепился еще более чем на 20% — до 6,82 юаня за доллар США. Тем не менее и сегодня КНР продолжает пользоваться определенными внешнеторговыми преимуществами, в основе которых лежит заниженный курс нацвалюты. На лето 2011 года официальный курс составляет 6,46 юаня за доллар.

С точки зрения инвестиций Китай – одна из самых интересных стран. За два десятилетия КНР сделала огромный скачок, выдвинувшись на второе место в мире по валовому внутреннему продукту после США, обогнав Японию и другие развитые государства. Причем среди экономистов не существует единого мнения, сколько в действительности составляет ВВП Китая. Принято считать, что национальная валюта недооценена приблизительно в два раза, и из-за расхождения официального курса с реальным сложно привести данные о производстве к единому показателю с другими странами: цифры расходятся в пределах от более 5 трлн долларов до более 10 трлн. При этом благодаря такой ситуации Китай имеет стабильный положительный торговый баланс.

В то же время предполагается, что рано или поздно китайское руководство пойдет на либерализацию экономики и обменных курсов. И тогда может открыться перспектива для получения прибыли за счет роста стоимости валюты.

Что касается обмена наличной валюты в КНР, то иностранные граждане могут менять ее на юани свободно в банках и в специализированных обменных пунктах. Причем если нужно будет совершить обратный обмен – поменять на другую валюту оставшиеся юани при отъезде, то необходимо сохранить справку об обмене.

Источник

Зачем ЦБ меняет доллары на юани

В опубликованном недавно обзоре по управлению золотовалютными активами Банк России раскрыл информацию о существенном изменении валютной структуры резервов во II квартале 2018 г. Оказалось, он вдвое – до 21,9% – снизил долю доллара США в своих иностранных активах, перераспределив около $100 млрд в пользу китайского юаня, евро и японской иены. Всего на 30 июня 2018 г. из $458 млрд резервов доля юаня составила 14,7% (около $67 млрд). При этом уменьшились вложения в государственные ценные бумаги других стран – с $226 млрд до $181 млрд – и возросли суммы депозитов и остатков на корреспондентских счетах – c $93,6 млрд до $131,1 млрд.

В январе, выступая на Гайдаровском форуме, первый зампред Банка России Ксения Юдаева сообщила, что доля юаня растет в резервах всех стран после того, как МВФ включил юань в корзину резервных валют: «Мы видим сценарии, при которых юань более интересен это вопрос диверсификации резервов на случаи реализации разных сценариев. Мы действительно смотрели на разные сценарии, какие там в разных сценариях экономического рода риски и геополитического рода риски, чтоб нам в разных сценариях было достаточно резервов. И сценарии, которые мы рассматривали, были неупрощенные». На вопрос о минимальном уровне доллара США в резервах она отвечать отказалась.

Читайте также:  Киргизская валюта пахнущая рыбой

Юань стал резервной валютой в терминологии МВФ (вошел в корзину СДР) еще в 2016 г. Его использование в расчетах и резервах во всем мире действительно растет, однако Банк России одним махом переплюнул всех – теперь ему принадлежит около четверти всех мировых резервов в юанях. Чем могут быть продиктованы такие изменения, чего здесь больше – экономики или политики? И каким же может быть минимальный уровень долларов США в резервах Банка России?

Во вторник Центробанк вернется на валютный рынок

Целью управления валютными активами, согласно тому же обзору Банка России, является «обеспечение оптимального сочетания задач по их сохранности, ликвидности и доходности». Управление валютными активами осуществляется «с учетом обязательств Банка России в иностранной валюте (остатки на валютных счетах клиентов, в основном средства государственных фондов) и связано с принятием Банком России финансовых рисков: кредитного, валютного, процентного, риска ликвидности».

Кредитный риск при существенном уменьшении государственных ценных бумаг в пользу депозитов и остатков на корреспондентских счетах в иностранных банках по сравнению с вложением в государственные бумаги выше. Риск применения санкций иностранных правительств при этом не уходит: американские санкции, как правило, учитываются всеми банками, и европейскими, и китайскими.

Резервы – это ликвидные активы ЦБ, размещенные в высоконадежные инструменты. Резервы ЦБ лишь отчасти его собственные, существенная их часть – это деньги российского правительства, хранящиеся в фонде национального благосостояния (ФНБ) и на других его счетах. На конец июня 2018 г. там было $22 млрд. Минфин продолжил покупать валюту на дополнительные нефтегазовые доходы в рамках бюджетного правила – примерно на $38 млрд. При этом Минфин еще и продал обратно около $7 млрд из ФНБ для исполнения бюджетных обязательств в ноябре и декабре 2018 г., так что общая сумма обязательств ЦБ перед Минфином должна была вырасти примерно на $31 млрд. Заметим, что в резервах правительства среди доступных для инвестирования валют юаней нет (помимо долларов там есть также евро и немного фунтов), так что при значительном росте размеров ФНБ возможности ЦБ в части диверсификации золотовалютных резервов (ЗВР) могут значительно ограничиваться структурой его валютных обязательств, прежде всего перед Минфином. Если Минфин по-прежнему хранит в долларах примерно половину, то доля Минфина в резервах на конец 2018 г. составила порядка $40 млрд в долларах США, так что «своих» долларов у ЦБ осталось только около $60 млрд.

Что делать ЦБ, когда рынком правит страх

При покупке Банком России юаней увеличивается его валютный риск: при использовании юаней для целей обеспечения финансовой стабильности потребуется их обратная конвертация в доллары, так как величина задолженности российских участников рынка перед иностранными в юанях близка к нулю. Юань до сих пор не является свободно конвертируемой валютой: фактически параллельно существуют два юаня, «материковый» и «офшорный». Отток капитала из Китая контролируется, хоть ограничения для иностранных участников рынка и смягчаются.

С точки зрения риска ликвидности вложения в юань уменьшают возможности ЦБ и создают риски. Курс юаня устанавливается при активном участии китайских властей (по терминологии МВФ такой режим называется stabilized arrangement, разновидность мягкой привязки к доллару США). Банк России оценивает доходность своих инвестиций лишь в сравнении с нормативными портфелями, особо отмечая в случае юаня, что такое сравнение затруднительно в силу широких спредов, затрудняющих ребалансировку портфеля. Но именно валютная переоценка имеет решающее значение для итоговой доходности управления резервами, а не отклонения в несколько десятых долей процента доходности от нормативного портфеля. Именно оценка курсовых убытков, которые получил ЦБ в результате конвертации долларов в юань в 2018 г. – около $3 млрд за второе полугодие 2018 г., – стала предметом широкого обсуждения экспертного сообщества (юань за этот период заметно упал).

Рассмотрим возможные сценарии использования резервов. ЗВР используются для прямых интервенций на валютном рынке, и Банк России неоднократно прибегал к этому в прошлом. При свободно плавающем курсе вместо продажи при шоке платежного баланса ЦБ предпочитает давать валюту в долг участникам рынка (вспомним 2014–2015 гг.). В этом случае достаточно того, чтобы ЗВР (у Банка России их сейчас примерно $470 млрд) покрывали краткосрочный долг страны в иностранной валюте. Общая величина внешнего долга РФ на 1 января 2019 г. – $454 млрд, на 1 июля 2018 г. было $490 млрд долга, из которых только $65 млрд – краткосрочный долг (с погашением в течение года), при этом $254 млрд – в долларах США, $135 млрд – в рублях, $84 млрд – в евро и только $18 млрд – во всех прочих валютах. Именно поэтому ранее Банк России держал большую часть резервов в долларах – они нужны для того, чтобы у него не возникало валютного риска. Таким образом, в сумме резервов для купирования потенциального долгового кризиса более чем достаточно, но сумма собственных долларовых резервов – около $60 млрд – уже сравнима с общим краткосрочным долгом.

Читайте также:  Krw это какая валюта

Источник

Эксперт: Китаю не нужен свободно конвертируемый юань

«Китай не очень стремится к тому, чтобы юань сделать свободно конвертируемой валютой, потому что это будет требовать дополнительных усилий от их экономики и от того же жизненного уровня. И Китаю это в какой-то степени невыгодно, так как он начинает играть роль региональной валюты у себя в Азии, но не претендует на резервную валюту, потому что у резервной валюты есть свои плюсы, но есть и большая ответственность», — отметил В.Геращенко.

Гость программы А.Островский с ним согласился и напомнил заявление руководства Народного банка Китая, который выполняет функции Центробанка страны: «Нам не нужен высокий курс юаня по отношению к другим иностранным валютам, потому что спекулятивный капитал мгновенно хлынет на наш фондовый рынок».

Объясняя плюсы и минусы резервной валюты, А.Островский отметил, что она призвана обеспечивать все мировые платежи и сама должна быть обеспечена экономикой той страны, товары которой достаточно конкурентоспособны на мировой арене.

«Сейчас Китай занимает первое место в мире по объему экспорта и второе место в мире по объему внешней торговли (это примерно 2,8 трлн американских долл. за 2010г.), но китайский юань не является сегодня полностью конвертируемой валютой», — подчеркнул эксперт.

Основная обязанность страны с резервной валютой — обслуживание всех внешнеторговых операций во всем мире. В данном случае, отметил А.Островский, «любая страна должна иметь право обладать дополнительным запасом китайского юаня и в случае необходимости выбросить либо на мировой рынок, либо для проведения каких-либо необходимых операций, либо в ценные бумаги». Это дополнительные обязательства, накладывающиеся на экономику Китая, считает он. Если вспомнить, что Китай по индексу человеческого потенциала далеко не лидер и только-только вырвался в первую сотню, ему это не нужно.

Есть и другая причина того, что Китай борется против ревальвации юаня по отношению к доллару. «Хотят сократить дефицит внешнеторгового баланса, а на самом деле для обеспечения роста экспорта очень высокий курс юаня Китаю не нужен. Высокий курс юаня для китайского экспорта вреден. Но дело в том, что как региональная валюта юань очень даже хорошо выглядит. Например, была создана зона Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), там китайская валюта на сегодня уже фактически играет роль резервной валюты. Во Вьетнаме, в Индонезии, в других странах Юго-Восточной Азии народ накапливает юани, не доллары. Потому что неизвестно, что завтра будет с долларом», — заявил А.Островский.

Его поддержал В.Геращенко, отметив, что от отсутствия конвертации юаня Китай не страдает. «Раз у него громадный экспорт, значит, его товары востребованы в разных частях мира, и то, что ему платят конвертируемой валютой (будь то евро, доллар или швейцарский франк), он любую валюту может поменять на что угодно. Но зато у него нет ответственности, которая стоит за страной», — подчеркнул он.

В.Геращенко добавил, что китайская валюта укрепляется за счет мощи экономики страны. Среднегодовой рост валового внутреннего продукта Китая за последние годы составлял 9,3-9,5% в год. «Нашей экономике такое не снилось, экономикам стран Евросоюза и Америке — тоже. Китайская экономика сейчас демонстрирует силу и мощь. На мощи китайской экономики базируется и мощь китайской валюты — юаня», — сказал финансист.

На замечание В.Геращенко о том, что, по мнению многих экономистов, это следствие развития американской экономики, а если не будет развития экономики США, «китайское чудо сдуется за полгода», А.Островский ответил: «Про Китай могу сказать, что доля иностранных инвестиций в общем объеме инвестиций в китайскую экономику всего 7-6%. Большая часть вложения капиталов — собственные средства предприятий и организаций — 66%».

По словам А.Островского, на то, чтобы юань стал свободно конвертируемой валютой, «уйдут десятилетия». «Когда доллар лопнет, юаню придется взять на себя эту ношу, — отметил В.Геращенко. — В Китае при всех тенденциях развитиях и рыночной экономики и прочего есть определенная плановость и предсказуемость. Китайцы никогда глупости делать не будут».

Программа «Диалог с…» выходит в эфир РБК-ТВ по будням в 20:35, повтор — на следующий день в 13:35 и в выходные. В роли ведущих выступают профессиональные финансисты, знаковые фигуры российской экономики: Михаил Хазин (понедельник), Виктор Геращенко (вторник) и Сергей Алексашенко (четверг). «Диалог с…» — это разговор о самых острых и злободневных вопросах российской финансовой жизни. Именно здесь можно узнать из первых уст, какова действительная расстановка сил в российской экономике, каковы перспективы развития и кризисные явления в мире.

Источник