Меню

Когда валюта становится конвертируемой



Освободите рубль: зачем СССР нужна конвертируемая валюта

Представляет ли рубль собой нечто большее, чем просто булыжник, жалкую замену денежных средств в охваченной кризисом стране? Разумеется, нет. Это всего лишь заключенный, которому не разрешили пойти на вечеринку мировой экономики, главным образом, по политическим соображениям. Но это не беспочвенно.

Рубль все же можно обменять на другую валюту, если постараться. Мудрые иностранные бизнесмены знают, как конвертировать рубли в твердую валюту, используя не только старые добрые методы бартера и встречной торговли, но и некоторые новые приемы. В центре Вены можно обменять рубли на твердую валюту в банке. Обменный курс смешон и несправедлив по отношению к тем, кто держит советскую валюту: 6 американских центов за 1 рубль. Это гораздо меньше того, сколько рубль должен стоить, но больше за эту валюту, которую не так-то просто и использовать, иностранцы платить сегодня не будут. Не стоит обвинять за это банк, стоит обвинять Советский Союз.

Бывшее советское руководство лишило рубль свободы тем же способом, что и своих граждан. Сейчас положение вещей для граждан улучшилось, но не для рубля. И по сей день он не конвертируется свободно; до сих пор официально нельзя свободно вывозить рубль за пределы государства.

Неконвертируемость рубля является злокачественной опухолью, оказывающей влияние на все аспекты советской экономики. Она уничтожает мотивацию трудиться, она увеличивает дефицит, она останавливает поток иностранных инвестиций в СССР.

Давайте разберемся в этой проблеме. Во-первых, Советский Союз не является бедной страной. Статистика, разработанная в сталинское время, до сих пор наивно скрывает советское золото и запасы алмазов, но простой корреляционный анализ советских документов и мировых рынков золота и алмазов показывает, что СССР обладает одним из самых больших золотых запасов в мире. И с окончания Второй мировой войны СССР не продавал бриллиантов больше чем в 10 карат и почти не продавал бриллиантов больше чем в 5 карат. Из этого становится ясно, что, являясь одним из крупнейших производителей бриллиантов, Советский Союз складировал все эти богатства в своем Алмазном фонде.

СССР обладает огромными природными ресурсами. Он является крупнейшим производителем нефти, газа, стали, леса и большинства цветных металлов: меди, никеля, кобальта и платины. Все это – не миф, а реальная финансовая поддержка рубля. Так что существует немало аргументов против тех, кто уверен, что Советскому Союзу не хватает резервов для того, чтобы по-настоящему обеспечить международную валюту.

СССР известен во всех банках мира как один из самых надежных плательщиков по кредитным обязательствам. И хотя международный экономический долг СССР вырос более чем до $50 млрд, а его долг по твердой валюте сегодня в 2,2 раза превосходит ежегодные доходы от экспорта, СССР потребуется всего лишь пару месяцев, чтобы погасить все долги. Для сравнения, Венгрии понадобится около 10 лет, чтобы сделать это. Польша, чей долг составляет $40 млрд, вообще не подходит для подобного сравнения.

И по сей день валюта Советского Союза не стоит практически ничего за границей, потому что ей не хватает конвертируемости. Я бы назвал ее «деревянным рублем». Этот «деревянный рубль» усугубляет экономический кризис, развивающийся в СССР в данный момент. У людей имеются накопления в размере 330 млрд рублей на их сберегательных счетах и еще 120 млрд рублей в так называемых «чулках» дома.

Инфляция в потребительском секторе достигла 15% в 1989 году, так что держатели этих рублей теряют покупательную способность с каждым месяцем. Между тем, и покупать-то практически ничего нельзя. Где возможно, люди прибегают к обычному бартеру. Например, советские колхозы обменивают 500 тонн зерна на один десятитонный КАМАЗ, или 6 тонн зерна на 1 тонну цемента. Это показывает не только политическую, но и экономическую близость нашей системы к феодализму.

Американский экономист Торстейн Веблен (1857-1929) писал о формировании денежной цивилизации в негативном смысле. ( Веблен полагал, что в условиях рыночной экономики потребитель подвергается общественному и психологическому давлению, что заставляет его принимать неразумные решения, ввел в экономическую теорию понятие «демонстративного потребления», получившее название «эффект Веблена». — Forbes). Но я считаю, что денежная цивилизация отражает здоровую экономику. Просто СССР пока еще не достиг такого уровня здоровья.

Темпы перестройки

Не все шаги современного государства неправильны, но государство не поспевает за реальным темпом перестройки. Эти шаги очень медленны, опасно медленны. Советские предприятия получили разрешение сохранять 70% от их прибыли в твердой валюте; предприятия сохранили таким образом $3 млрд. Начали проводиться аукционы со ставками в твердой валюте. Курс доллара к рублю на неторговые операции изменился – с прошлого ноября иностранцы имеют возможность обменять $1 на 6,2 рубля или 16 центов на 1 рубль, сравните с глупым официальным курсом $1,60 за 1 рубль. Государство платит колхозам за определенные продовольственные товары в твердой валюте.

Обменный курс, предоставляемый иностранцам, 16 центов, представляет собой едва ли не одну десятую официального курса, но это все же в три раза больше, чем я могу получить за свои рубли в Вене.

Нам, очевидно, требуется единый целесообразный курс. Это станет возможным только тогда, когда рубль станет свободно конвертируемым в другие валюты. Основываясь на моем анализе современного советского экономического кризиса, я рискну предположить следующее: к 1991 году ограниченно конвертируемый рубль может уже быть доступен для совместных предприятий в свободных экономических зонах; две или три подобных зоны скоро вступят в силу. Одна из них, недалеко от дальневосточного порта Находка, уже стала открытием для японских бизнесменов, которые на протяжении последних 10 лет активно инвестируют в этот регион.

Другим передовым пунктом предпринимательской деятельности станет город Выборг, находящийся недалеко от советско-финской границы. Я полагаю, что в этих экономических зонах будут циркулировать все валюты, соревнуясь на предмет их «твердости». Валютные аукционы этого года и особенно следующего 1991 года станут повседневной практикой и будут не просто модными показами, как сейчас. Исходя из всего этого, число совместных предприятий поднимется до 2800 в 1990 году. В 1991 году, я полагаю, будет основана фондовая биржа. Но остается серьезная проблема. Самое лучшее, что производится в СССР — экспортируется, продается за твердую валюту.

Но советских рабочих, которые производят эти товары, грабит собственное государство гораздо сильнее, чем грабили бы капиталисты, чьи беззакония так красочно описаны у Маркса. Рабочие полностью отделены от прибыли в твердой валюте, которую получают предприятия. (В редких случаях зарплаты в твердой валюте все же существуют. В 1988 году, например, я поехал в латвийский рыбный колхоз Узвара (Uzvara). Там рыбаки получают 25% их зарплаты в твердой валюте.)

В СССР более чем 15 000 предприятий экспортируют свою продукцию на Запад. Все рабочие этих предприятий, а также предприятий, которые их обслуживают, должны получать часть прибыли предприятия в твердой валюте в качестве некоторого процента от их зарплат.

Читайте также:  Карта с низким валют

Будет ли это несправедливым по отношению к другим? Когда меня называют сторонником капитализма в СССР, я цитирую Маркса. Он говорил, что полное равенство — это полное неравенство. Хороший труд должен вознаграждаться.

Следует разрешить тратить их твердую валюту также и в пределах СССР. Это также позволит сформировать хорошую конъюнктуру рынка для иностранных производителей потребительских товаров. В этом году внутренний рынок твердой валюты составит приблизительно $ 2,5 млрд. Подобные новшества лишь принесут пользу Советскому Союзу: государство будет получать налоги с доходов населения, а также налоговые пошлины с доходов иностранных бизнесменов в твердой валюте.

Необходимо отменить глупое ограничение, которое запрещает иностранным компаниям вести расчеты в рублях при ведении бизнеса в нашей стране. На сегодняшний день многие из таких компаний уже имеют в своем распоряжении рубли, а еще большее количество хотели бы их иметь, однако первым запрещено продавать их вторым. Прошлым летом, когда я прогуливался по Лексингтон-авеню в Нью-Йорке, я решил узнать, что я смогу купить на 1 доллар. Практически ничего. Даже хот-дог стоит намного дороже. В Москве, имея один рубль в кармане, можно неплохо пообедать в столовой на Тверской улице. На 1 копейку (в одном рубле 100 копеек) можно купить стакан минеральной воды или коробок спичек. За 5 копеек, что по курсу рубль-доллар соответствует менее чем 1 центу, вы сможете путешествовать целый день на метро. На 20 копеек вы сможете купить один килограмм хорошего хлеба. Так что не говорите мне, что рубль стоит лишь шесть центов. Шесть центов — это его стоимость за границей из-за монетарной политики государства.

Переходный период

Я не считаю, что обмен валюты должен осуществляться по постановлению государства. Курс должен быть обусловлен самим рынком. Я предлагаю параллельное обращение «деревянных рублей» – неконвертируемых денег, которые у нас есть сейчас — и ограниченно конвертируемых рублей. Твердые валюты — например, доллары или немецкие марки — должны также находиться в обращении, поскольку это будет способствовать нормализации рынка. Мы бы имели систему конкурирующих валют на рынке, а не по приказу государства, устанавливая корректный обменный курс между ними. И рубль стал бы реальной валютой в международном смысле.

Спекуляции по поводу перехода Советского Союза на золотой стандарт кажутся мне бессмысленными в практическом плане, поскольку в 1971 году Соединенные Штаты и сами официально отменили золотой стандарт. И если доллар не имеет золотого стандарта, введение золотого стандарта для валюты любой другой страны могло бы привести только к сокращению ее запасов золота. (При расчетах между государствами, использующими золотой стандарт, устанавливают фиксированный курс обмена валют на основе соотношения этих валют к единице массы золота — Forbes). На смену золоту как форме денежных средств давно пришли бумажные деньги.

[[<"fid":"226067","view_mode":"default","fields":<"format":"default","field_file_image_alt_text[und][0][value]":"За один рубль можно неплохо поесть в столовой.","field_file_image_title_text[und][0][value]":"Фото Кавашкина Бориса, Пахомовой Людмилы / Фотохроника ТАСС">,»type»:»media»,»field_deltas»:<"3":<"format":"default","field_file_image_alt_text[und][0][value]":"За один рубль можно неплохо поесть в столовой.","field_file_image_title_text[und][0][value]":"Фото Кавашкина Бориса, Пахомовой Людмилы / Фотохроника ТАСС">>,»attributes»:<"alt":"За один рубль можно неплохо поесть в столовой.","title":"Фото Кавашкина Бориса, Пахомовой Людмилы / Фотохроника ТАСС","height":"566","width":"900","style":"width: 650px; height: 409px;","class":"media-element fancyboxed file-default","data-delta":"3">>]]

Политические риски всегда должны приниматься во внимание международными предпринимателями. Впрочем, политическая нестабильность или даже кризис не всегда препятствуют обмену валюты. В Югославии, в центре глубокого экономического и политического кризиса и острого этнического конфликта, государство провозгласило динар конвертируемой валютой. Что случилось? В противовес многим предположениям, Югославия значительно расширила свои резервы твердой валюты всего за месяц.

В России образца XVII века всех иностранцев называли немцы — в значении – «немые» — только потому, что они не говорили по-русски. Деньги — это язык экономики. Если валюта неконвертируемая, язык нашей экономики никто не поймет. Строго говоря, у нас нет настоящих денег в Советском Союзе. Только получив конвертируемую валюту, мы сможем получить настоящие деньги.

Источник

Свободный и конвертируемый

Российский рубль с 1 июля стал свободно конвертируемой валютой. Иностранцы и россияне могут теперь без ограничений продавать, покупать и переводить рубли из страны в страну. Но что это значит? Сможем ли мы приехать в любую страну мира и свободно поменять в ближайшем банке рубли на местную валюту? Увы, пока что это не так. «Известия» решили выяснить, что принесет нам с вами конвертируемый рубль, сколько он будет стоить и что же именно произошло 1 июля.

Сделать рубль конвертируемым потребовал президент еще несколько лет назад. Но финансисты шли на это неохотно. Центральному банку и Минфину привычнее держать валюты под полным контролем. «Предлагаю ускорить отмену оставшихся ограничений и завершить эту работу до 1 июля», — грозно объявил Владимир Путин в последнем послании Федеральному собранию. И правительство сдалось. Объявило рубль конвертируемым. Что же это значит?

До последнего момента иностранцы, желающие перевести деньги в Россию, должны были часть средств «замораживать» на счетах государства. Чтобы ему было спокойнее. Теперь настала «полная свобода». Хочешь — счета в иностранных банках открывай, хочешь — возвращай выведенные капиталы из офшоров и ни перед кем не отчитывайся. Вот такая конвертируемость.

Кажется, что большинства граждан России напрямую эти новшества не коснутся. Не так много у нас людей, которым есть что перевести за границу. Но тех, кто ездит в другие страны отдыхать и путешествовать, уже немало. И для них конвертируемость рубля — вещь вполне конкретная: поеду за границу и возьму с собой рубли.

Чиновники в правительстве честно говорят: это не та конвертируемость. Чтобы рубли повсеместно продавали и покупали в других странах, наша экономика должна стать не менее мощной, чем американская или западноевропейская. А до этого нам еще ВВП удваивать и удваивать. Но кое-что сделать можно. Например, воспользоваться нашей огромной ролью на мировом рынке энергоресурсов: продавать нефть, газ и прочее сырье за рубли. Или нарисовать знак рубля, чтобы он был понятным и узнаваемым во всех странах (экономисты над этим смеются, но сами признают, что валюта должна быть узнаваемой). Но все это — способы долгие и сложные. И едва ли они приведут к появлению рублей в обменниках на улицах Нью-Йорка и Лондона в ближайшие годы. Потому что надо четко разделять — где государственные финансы, а где частный кошелек.

Все, что связано с кошельками граждан, у нас определяется простым рынком. Если есть спрос на наличные рубли на улицах мировых столиц — они там появятся. Только спроса-то особого нет. Есть пластиковые карточки вместо денег и наши «родные» американские доллары, которые многие используют не только за границей, но и в России. Доллары падают, их не принимают в магазинах, но мы все равно по привычке едем с ними за границу или же запихиваем их под матрас.

Зная все это, несложно найти самый эффективный способ сделать рубль конвертируемым — предпочитать его всем остальным валютам. И если миллионы российских граждан, выезжающих ежегодно за рубеж, будут хотя бы ради шутки спрашивать в обменных пунктах российские рубли, то уже через короткое время они там появятся. Бизнес гораздо быстрее реагирует на спрос, чем государственная власть. А если нет спроса — то и рубль не будет конвертируемым. По крайней мере, в самом массовом понимании этого слова.

Читайте также:  Donationalerts как поменять валюту

Можно ли теперь ехать за границу со своими рублями?

Чтобы выяснить, стала ли российская валюта реально конвертируемой, «Известия» обратились в крупнейшие иностранные банки и финансовые компании с простым вопросом: «Можно ли у вас обменять рубли?». Как выяснилось, о временах, когда за рубеж можно будет ехать только с рублями в кармане, пока остается только мечтать.

Увы, несмотря на формальную конвертируемость, большинство крупнейших банков мира не занимаются обменом рублей. И наш вопрос часто вызывал у иностранных банкиров замешательство.

Нью-Йорк: «пока нет указаний Центрального банка»

Для начала мы позвонили в штаб-квартиру крупнейшей банковской группы в мире — американской Citigroup. Наш вопрос долго переадресовывали из Нью-Йорка в Лондон, оттуда в Москву и в конце концов ответили: «До тех пор, пока нет указаний Центрального банка РФ по данному вопросу, мы не можем принимать какие-либо решения относительно обмена рублей в США, ЕС и других странах». В общем, не меняют они пока рубли.

Вообще, у американских банков этот вопрос вызывал наибольшее смущение, видимо, им действительно невдомек, зачем обменивать валюту — ведь во всем мире можно использовать доллары. Но все же ряд западных банков и платежных систем занимается обменом рублей, зарабатывая на россиянах, отправляющихся на Запад, и иностранцах, следующих в Россию.

Лондон: всегда пожалуйста!

Как оказалось, проще всего обменять рубли в Великобритании. Видимо, после того как множество российских олигархов и простых «новых русских» осело на туманном Альбионе, там поняли, что можно зарабатывать и на их карманных деньгах. Проще всего обменять рубли сразу по прилете в Лондон — в аэропорту. Там обменники вообще самые универсальные — принимают десятки валют. Причем по прибытии можно обменять рубли на фунты, а отлетая на родину — наоборот. Более того, необходимую для обмена сумму можно заказать заранее по телефону или интернету.

В Великобритании обменять рубли можно не только в аэропортах. Так, в крупнейшем британском банке Barclays «Известиям» подтвердили, что его подразделение, обслуживающее путешественников, продает фунты за рубли, и наоборот. Но рубли в отделениях банка можно заказывать только заранее, так как их там может и не быть. Заказ исполняется в течение двух дней. На прошлой неделе сдать фунты в Barclays можно было за 49,43 рубля. При этом консервативные британцы явно перестраховываются.

«В соответствии с требованиями российских властей максимальная сумма в рублях, которую может вывезти или ввезти в Россию один человек, а значит, и обменять, составляет 40 000 рублей», — заявил представитель Barclays Эндрю Макдугалл. Но он немного ошибся. На самом деле сейчас россиянин может вывезти «налом» эквивалент $10 000, а соотношение валют внутри этой суммы может быть любым.

Париж: «Рубли вообще нельзя вывозить из России»

Как оказалось, финансовая столица Европы — Лондон представляет собой приятное исключение. Например, подвергать себя риску, отправляясь во Францию только с рублями, явно не стоит. «Мы подумаем, сможем ли мы дать вам ответ», — отреагировали в одном из крупнейших банков Франции Credit Agricole на наш вопрос. Ответа мы так и не дождались.

А в другом крупнейшем финансовом институте Франции — Societe Generale признались: «Похоже, что ни одно подразделение нашего банка этим не занимается». Но тут же с уверенностью посоветовали: «В международных аэропортах Парижа — Орли и Шарль де Голль — вы наверняка найдете множество обменников, чтобы поменять свои рубли».

Это вызвало воодушевление, тем более что обменом валюты в воздушных гаванях Парижа занимаются не безалаберные французы, а та же American Express и британский банк HSBC. Однако и там, и там нам заявили, что знать не знают ничего про рубли.

«Нет, мы этим не занимается», — сказали в HSBC, когда, наконец, нашли англоговорящего сотрудника, но посоветовали на всякий случай спросить у конкурентов из American Express.

«Рубли вообще нельзя вывозить из России», — безапелляционно заявил французский сотрудник American Express. На возражение, что его лондонские коллеги уже давно в рамках закона зарабатывают на россиянах, он, помявшись, ответил:

«Попробуйте сделать это в каком-нибудь туристическом районе Парижа». На этом разговор был окончен.

В общем, можно сделать вывод, что экзотические обменники, рассчитанные на российскую валюту, за границей можно сосчитать по пальцам, и лишь финансово продвинутый Лондон стоит особняком. Любопытно, что и в ставших родными для россиян странах «третьего мира» — Турции и Египте — только по случайности можно обменять рубли.

В общем, если кто-то решил, что с 1 июля наша валюта стала реально конвертируемой и прямо сейчас поедет за границу с одними рублями в кармане, то может сильно пострадать. Даже если вы в одночасье вместе с Госдумой стали лютыми противниками «зеленых» и всяких прочих у.е., возьмите с собой хотя бы пластиковую карточку какой-нибудь международной платежной системы.

Почем целковый в Лондоне

В обменниках American Express в аэропорту Хитроу в конце прошлой недели купить фунт стерлингов можно было за 52,63 рубля, а продать — за 45,70 рубля. А вот платежная система ICE указывает только курс продажи фунта — 44,32 рубля. И сразу предупреждает, что этот курс — только для тех, кто озаботится обменом загодя — через интернет, а те, кто без предварительной записи сразу придет в обменник, могут и переплатить.

Олег Митяев

Президент ММВБ Александр Потемкин — о конвертируемости: «Нужно будет постоянно привозить контейнеры с рублями»

Что будет с курсом доллара? Как заставить иностранцев уважать российский рубль? Как сделать рубль конвертируемым? На эти вопросы в интервью обозревателю «Известий» Андрею Реуту ответил президент Московской межбанковской валютной биржи Александр Потемкин.

известия: Что нужно, чтобы в обменных пунктах Нью-Йорка, Парижа и Лондона можно было поменять рубли?

Александр Потемкин: Это вопрос издержек иностранных банков, которым нужно будет постоянно привозить или увозить контейнеры с наличными рублями. Для такого рода конвертируемости рубля нужны просто технические условия, чтобы в обменных пунктах за рубежом поддерживались остатки наличности в кассе. Но мы сами, как граждане, не сильно поддерживаем этот процесс. Потому что, скажем, когда вы уезжаете в какую-то страну, вам удобнее по привычке купить доллары или евро в Москве или любом другом российском городе. Кстати, от этого наши банки только выигрывают.

Читайте также:  Касса в иностранной валюте учет курсовых разниц

известия: Вы можете объяснить, что именно произошло 1 июля?

Потемкин: Давайте разбираться. Прежде всего Банк России снимет последние ограничения на проведение операций капитального характера. Речь идет об отмене так называемых спецсчетов в рублях для нерезидентов, которые необходимо было открывать для операций с российскими внутренними ценными бумагами. Во вторую очередь — отмена резервирования части средств в Центральном банке РФ, которые иностранцы должны были депонировать. Иностранцам станет выгоднее инвестировать свои денежные средства в рублевые активы — например, в госбумаги или акции и облигации российских компаний.

Важнее психологический эффект, который окажет снятие ограничений. Привлекательность российского рынка в глазах иностранных инвесторов резко повышается, однако в этом случае поток «горячих» денег с Запада будет нарастать. Активизируются их инвестиции во все инструменты фондового рынка, что приведет к резкому увеличению внутреннего валютного рынка.

известия: Президент, говоря в своем послании о конвертируемости, потребовал также создать рублевую нефтяную биржу. Это нужно экономике?

Потемкин: Честно говоря, не могу не согласиться с президентом.

известия: Очень точное замечание.

Потемкин: Кстати, очень многие сегодня начинают примерно так, как начал я, а потом постепенно подводят к мысли, что это не совсем так. Так вот, в данном случае я принципиально поддерживаю идею создания в России биржевой торговли по основным товарам российского экспорта. К чему приведет создание нефтяной биржи? Если возникнет спрос в рублях на российскую нефть со стороны иностранных контрагентов в рамках российских экспортных контрактов, то это станет очень серьезным условием для обеспечения более высокого уровня конвертируемости рубля. Ведь основой для конвертируемости любой валюты является развитой внутренний рынок товаров и услуг. Когда национальная валюта начинает использоваться во внешнеторговых контрактах и, следовательно, на нее предъявляют спрос иностранные контрагенты, это, безусловно, укрепляет конвертируемость национальной валюты.

известия: А как этого добиться? Создать биржу просто, но как привлечь на нее продавцов и покупателей?

Потемкин: Для того чтобы добиться этого, мало дать команду российским компаниям продавать нефть за рубли. Нужно еще и как-то заинтересовать зарубежных покупателей нефти. Они находятся вне юрисдикции Российской Федерации, и у них есть право выбора. Прежде всего надо добиться того, чтобы появилось международное признание рублевых котировок мировых цен на нефть. Если в России будет создана биржа, которая позволит на основании прозрачных процедур проводить в рамках своих операций крупные торговые контракты на нефть в рублях, то возникнут предпосылки для принятия ее котировок в качестве ориентира мировых цен на нефть. Поэтому ключевой вопрос — формирование приемлемой для иностранных контрагентов системы биржевых торгов и механизма функционирования подобной биржи.

известия: А где будет эта биржа? Не проще ли создать ее в Лондоне — там, где привычнее клиентам?

Потемкин: Вопрос не в юрисдикции биржи, а в восприятии рублевых котировок на нефть на международных товарных рынках. Конечно, логично, чтобы она была создана в России. И, наверное, большой интерес к этому проекту будет и у российских нефтяных компаний, и у российских биржевиков.

известия: Вас пока не привлекали к этой работе?

Потемкин: Приказом по Минэкономразвития создана рабочая группа, которая сейчас прорабатывает вопросы, связанные с организацией торговли нефтью и нефтепродуктами, в состав которой в качестве эксперта вхожу и я. С моей точки зрения, принципиально важно, чтобы на бирже торговали не виртуальными «нефтяными» инструментами, а реальными контрактами, предусматривающими поставки нефти. Вторая серьезная проблема — как привлечь крупных производителей нефти и крупных экспортеров, а также международных нефтяных трейдеров к торговле на этой бирже.

известия: До конца года реально создать биржу?

Потемкин: Думаю, это задача 2007 года.

известия: А в чем вы сами храните сбережения?

Потемкин: В основном в рублях — на депозитах. К сожалению, поскольку я руковожу биржей, я не имею права напрямую покупать ценные бумаги, хотя, как инвестору, мне этот рынок очень интересен.

известия: А что другим бы посоветовали?

Потемкин: Я уважаю российские ценные бумаги. Считаю, что сейчас самое время вкладывать деньги в российские акции, тем более что и среди западных инвесторов российские ценные бумаги пользуются большой популярностью. Я имею в виду не только «голубые фишки», но и акции, которые сейчас только появляются.

известия: Вечный вопрос: что будет с долларом?

Потемкин: Я серьезно отвечу. Мне кажется, что сейчас мы наблюдаем достаточно определившуюся тенденцию падения курса доллара на мировых рынках, что отражается и на курсе рубля к доллару. И боюсь, что до конца года эту тенденцию будет очень трудно переломить.

Что проку россиянам в таком рубле

Правительство в полной валютной либерализации видит только положительные стороны. Но для нас, простых людей, все не так однозначно. Вот говорят, что конвертация приведет к притоку иностранных инвестиций на наши долговые рынки. А следовательно, рост их неизбежен. Но и риски возрастут. Консервативные, реальные инвесторы пока нашу страну побаиваются и не особо жалуют. На наш фондовый рынок притекают в основном «горячие» (спекулятивные) деньги. А они, как известно, легко приходят и легко уходят, стремясь за максимальной прибылью. И одно резкое движение способно уронить рынок. От переменчивости настроений иностранных спекулянтов будут страдать не только профессиональные, но и частные инвесторы. Ведь число тех, кто приобщился к рынку через паевые инвестиционные фонды, только за год увеличилось в разы.

Еще один момент. Дополнительный приток капитала еще больше укрепит рубль. Иметь сильную валюту, конечно, хорошо. Но при крепком рубле наша продукция может не выдержать конкуренции с импортом. Грозит это ростом безработицы. Кроме того, дорогой рубль снижает доходы тех, кому зарплату начисляют в валюте.

И последнее. Многие россияне сейчас задаются вопросом: если рубль у нас конвертируемый, то что делать с валютными сбережениями? Если вы собираетесь потратить эти деньги на отдых за рубежом, то не стоит бегать из одной валюты в другую. Другое дело, если вы копите деньги на что-то более серьезное. И тут рубли вне конкуренции. Пусть вклады в национальной валюте и не полностью защищают от инфляции, но на фоне других валют самые доходные. К тому же укрепляющийся рубль давно стал хорошей страховкой от курсовых колебаний. Вот и получается, что лучше всего сейчас переводить вложения в рублевые активы. Но с этим мнением согласны не все, так как в этом случае не учитываются страновые риски. А ведь даже наше государство страхуется, имея не только большие золотовалютные резервы, но и собирается вкладывать Стабфонд в иностранные ценные бумаги. Поэтому, например, главный экономист Deutsche UFG Ярослав Лисоволик считает, что в корзину уместно положить три основные валюты (рубли — 75%, евро — 15% и доллары — 10%).

Источник