Меню

Когда юань стала мировой валютой



Китайский расчёт: сможет ли юань стать главной мировой валютой

Курс юаня укрепился к доллару до максимального уровня за два года. К укреплению национальной валюты Народный банк Китая простимулировал биржевой спрос на юань. Так, за неделю средний обменный курс вырос на 1,8% и был установлен на максимальном уровне с декабря 2015 года — 6,44 юаня за доллар.

«Укрепление китайской валюты связано с ожиданиями реформ. В конце прошлого года произошла смена Политбюро. Главный вопрос, который обсуждается: какие будут экономические реформы в рамках пятилетки. Возможно, произойдёт ослабление контроля за движением капитала», — пояснил RT ведущий аналитик «Открытие Private Banking» Андрей Шенк.

Эксперт также отметил, что спрос на валюту связан и с ожиданием ужесточения монетарной политики Народного банка Китая.

Как рассказал RT руководитель Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов, укреплению курса юаня способствовали большие денежные интервенции на внутреннем рынке со стороны китайского регулятора.

Кроме того, рост китайской валюты во многом был спровоцирован заявлениями европейских центральных банков о включении юаня в свои резервы. Например, немецкий Бундесбанк решил включить юань в свои резервы. Член совета управляющих Андреас Домбрет рассказал Bloomberg, что решение было принято в связи с инвестициями Евроцентробанка в юаневые активы на €500 млн в 2017 году.

Любопытно, что уже через несколько часов после этого заявления Центробанк Франции также подтвердил хранение части своих резервов в юанях. Другие центральные банки Европы последовали примеру «коллеги» и также приступили к покупке юаней для своих валютных резервов. Как передает Reuters, Банк Бельгии приобрёл китайской валюты на €200 млн, ЦБ Словакии также инвестировал часть средств в юани, а Банк Испании заявил, что планирует инвестиции в юань. При этом Риксбанк (центробанк Швеции) и Национальный банк Словении заявили, что не имеют юаней и не планируют инвестиций в китайскую валюту.

«Интернационализация юаня»

Увеличение значимости юаня началось после того, как в 2016 году Международный валютный фонд включил эту валюту в корзину специальных прав заимствования (SDR), признав, что это «важный этап в интеграции китайской экономики в глобальную финансовую систему». Юань стал третьей по весу валютой в корзине МВФ (10,92%), уступив доллару (41,73%) и евро (30,93%), но обогнав японскую иену (8,33%) и фунт стерлингов (8,09%).

Как отмечает Алексей Маслов, китайское правительство стремится постепенно повысить значимость национальной валюты. На последнем съезде Компартии Китая была поставлена задача «интернационализации юаня». При этом власти КНР не говорят о переводе валюты в свободную конвертацию, когда стоимость курса определяется исключительно рынком.

«Китайское правительство не отпускает контроль над юанем, поэтому говорит о необходимости придания ему большей международной значимости. Таким образом Китай создаёт параллельную свободно конвертируемой валюте систему, при которой юань по своей стабильности должен цениться достаточно высоко, чтобы постепенно перевести всю торговлю с Китаем на двухсторонние платежи в обход доллара», — считает эксперт.

Одним из шагов к повышению значимости китайской валюты является проект «Один пояс, один путь», направленный на экономическую интеграцию Китая и стран Евразии. Как рассказал Алексей Маслов, для реализации проекта Китаю важен крепкий юань. Поэтому эксперт ожидает, что весь 2018 год пройдёт под знаком укрепления китайской валюты.

«В рамках проекта Китай выделяет кредиты, в том числе такие, когда в страну не поступают непосредственно деньги, а поступает лишь оборудование или рабочая сила. Формально кредит выдаётся китайским предприятиям, которые на эту сумму поставляют ресурсы. В связи с этим для Китая важно, чтобы кредит был довольно крепким», — отметил Маслов.

Значимым пунктом проекта «Один пояс, один путь» является запуск торговли фьючерсами на нефть в юанях на Шанхайской международной энергетической бирже (INE). В начале года Bloomberg со ссылкой на китайский новостной портал Jiemian сообщил, что торги с использованием юаней могут начаться уже 18 января. Тем не менее официальная дата запуска торгов всё ещё не назначена.

Фиксированная валюта

Одна из проблем, мешающих Китаю повысить обращение юаня в мире, состоит в том, что валюта опирается исключительно на благосостояние и устойчивость экономики самого Китая.

«Экономика Китая активно развивается, но банковский сектор настолько активно регулируется государством, что не может считаться рыночным, поэтому китайская валюта пока не является свободно конвертируемой», — пояснил Маслов.

Читайте также:  Классификация валют по различным критериям

Фиксированная валюта несёт довольно большие издержки и создаёт риски, и Китаю, как второй экономике мира, необходимо переходить к свободно конвертируемому юаню, считает Андрей Шенк.

По мнению эксперта, снятию контроля за валютой мешает структура экономики. Китайские госкомпании в большом количестве субсидированы дешёвыми кредитами, поэтому при девальвации юаня экономика страны сильно пострадает. По данным Банка международных расчётов, в 2016 году корпоративный долг Китая достиг $18 трлн, или 169% ВВП. Кроме того, по словам Андрея Шенка, китайское правительство опасается большого оттока капитала в случае снятия ограничений.

Как рассказал Алексей Маслов, многие страны, прежде всего Западная Европа, США и Индия, против становления юаня как международной валюты. Они считают, что вся торговля должна вестись только в рамках свободно конвертируемых валют, которые обеспечиваются как минимум рыночными котировками.

«Даже те страны, которые формально торгуют с Китаем через национальную валюту или через валютный своп, то есть обмен своими валютами через банки, боятся привязываться к юаню и к китайской экономике и просят выделять им кредиты либо в долларах, либо в долларовом эквиваленте», — заключил Маслов.

Источник

Когда юань станет мировой валютой

Профессор Колумбийского университета Джеффри Сакс считает, что китайский юань наравне с долларом станет основной валютой в течение ближайшего десятилетия. По его словам, в скором времени глобальные инвесторы будут отдавать предпочтение мультивалютным операциям, включающим юань и евро.

Экономики Китая и ЕС продолжат развиваться, их валюты будут активнее использоваться в международной торговле, на рынке ценных бумаг и для пополнения резервов центробанков. Джеффри Сакс полагает, что на смену преимущественно долларовой системе придет мультивалютная система расчетов с долларами, евро и юанями в сопоставимых пропорциях.

Сакс в прошлом был специальным советником генерального секретаря ООН. Его мнением часто интересовались, когда нужно было приводить в чувство экономики неблагополучных стран. Опытом профессора в течение 30 лет пользовались десятки глав государств. В частности, он помог сотворить маленькое экономическое чудо в Польше, создав из этой страны «витрину» Евросоюза.

Джеффри Сакс прогнозирует падение доллара уже не первый год, но особенно уверенно он стал говорить об этом после победы Дональда Трампа на президентских выборах. По его словам, новая политика США станет причиной «замещения» доллара.

Причины ожидаемой дедолларизации

1. Уменьшение экономической мощи США. По оценке МВФ, доля Штатов в мировой экономике сейчас составляет 15% – это на 22% меньше, чем было в 1980 году. С учетом такой динамики возникают сомнения в способности США прилагать усилия, необходимые для поддержания доминирования доллара. Для сравнения, экономика КНР впереди уже на 4%, ее доля в мировой экономике – около 19%. Китайцы также оставили позади Евросоюз (доля ЕС – 16%).

2. Санкционная политика США подорвала авторитет доллара. Американцы ввели жесткие ограничения по отношению к Ирану, приостановили доступ компаний и граждан этой страны к долларовым финансовым инструментам. В результате правительства других государств стали более скептически относиться к американской валюте.

Китай, Россия и другие развивающиеся страны недовольны гегемонией доллара, которая дает США преимущество на международных финансовых рынках. БРИКС и Евросоюз могут ускорить создание платежных систем, независимых от политики Штатов.

3. Нынешняя международная финансовая система подвержена периодическим кризисам. Последний раз «черный лебедь» прилетел из-за сбоя кредитования в США, в результате в 2008 году обанкротилось множество компаний. До этого, в середине 1990-ых, разразился ввергший инвесторов в шок и уныние Азиатский финансовый кризис. Диверсификация в международных расчетах – один из инструментов, способных отсрочить и сгладить глобальные кризисы.

Юань в международных финансах

С конца 2000-ых Пекин стремился придать своей валюте статус международной. Китай активно продает глобальным инвесторам свои ценные бумаги, способствует международной торговле в юанях. Присутствие валюты КНР на мировых финансовых рынках растет, но медленно. Доля расчетов в ней пока составляет всего 2%. По этому показателю позиции юаня очень далеки от доллара.

Доля доллара в валютных резервах государств постепенно сокращается. Во втором квартале она составляла 62% – это самый низкий уровень за последние 6 лет. Но и по этому показателю американская валюта пока вне конкуренции.

Перспективы юаня

Джеффри Сакс с симпатией относится к Китаю. В начале года много шума наделала его статья «Война с Huawei», посвященная агрессивной позиции США по отношению к финансовому директору китайского гиганта Мэн Ванчжоу. По словам профессора, администрация Трампа несправедливо поступила с ней.

Читайте также:  Когда проводят деноминацию валюты

Вопреки прогнозам Джеффри Сакса, многие аналитики утверждают, что доминирования юаня придется ждать несколько десятилетий. Развитие событий тормозит политика Пекина, направленная на жесткое регулирование валютных операций.

По словам гонконгского экономиста Робина Син Цзыцяна, будущее юаня зависит от динамики реформ в Китае. Прогресс ускорится, если власти КНР захотят сделать свою валюту более «доступной» для международных операций, ослабят контроль за движением капиталов. Упрощение условий конвертации послужит катализатором интеграции финансового рынка Китая в глобальные процессы. За 10 лет доля юаня в международных резервах может достичь 5-10%, оставив позади иену и английский фунт.

Источник

Новый игрок: Китай незаметно сделал свою валюту международной

Китай в начале этой недели сделал очередной небольшой шаг в сторону превращения своей валюты в подлинно международную. Народный банк КНР разрешил местным кредитным организациям не держать резервы при заключении форвардных контрактов на покупку иностранной валюты. Хотя данное решение временно ослабило юань, финансовые власти продолжают постепенно интернационализировать юань при помощи множества способов. Данное движение началось еще после кризиса 2008 года, но в последние месяцы приобретает всё более стремительную форму. Подробности — в материале «Известий».

Новый второй

Китай стал второй экономикой мира еще в 2007 году, отодвинув Японию, занимавшую данное место в течение более четверти века. С тех пор по общему объему ВВП КНР далеко ушла от остальных стран и приблизилась к безоговорочному мировому лидеру — США (хотя Китай сейчас и держит первое место в мире по ВВП по паритету покупательной способности, для измерения веса стран в мировой экономике лучше использовать традиционную метрику с текущим валютным курсом).

Доля международных трансакций, осуществляемая в юанях, составляла в начале 2010-х годов всего 1–2%. Маловато для экономики, которая уже на тот момент составляла почти 15% от мировой.

Тем не менее долгое время финансовые власти Китая никак не заботились об этом несоответствии. Ограниченно конвертируемый юань без международного значения Пекин вполне устраивал. Во-первых, долларовая система в 1990–2000-х годах работала без сбоев и позволяла Китаю стремительно расти и обогащаться, даже несмотря на периодические кризисы.

Во-вторых, контроль над курсом валюты, сильно препятствовавший ее интернационализации, давал возможность оперативно реагировать на изменение мировой конъюнктуры, опуская и поднимая ее в зависимости от потребности экономики. США, хотя и пытались несколько раз призвать Китай к ответу за валютные манипуляции и занижение курса, долгое время реальных шагов не предпринимали.

Положение обязывает

Всё изменил 2008 год. Вера в долларовую систему пошатнулась из-за действительно катастрофического кризиса, который поставил на уши всю мировую экономику. Тогда же стало ясно, что волатильность самого доллара может быть для экономики Китая не менее опасной, чем волатильность юаня. Широкое хождение китайской валюты за рубежом могло бы смягчить эту опасность.

Еще одним аргументом была необходимость либерализации китайской финансовой системы, которую отстаивала часть экономистов в стране. Наконец, был вопрос престижа. Китай вышел на мировую арену как новая сверхдержава, и иметь валюту только для внутреннего пользования ему не пристало.

Шаги по повышению конвертируемости юаня были постепенными. В первую очередь широкое хождение получил так называемый офшорный юань, которым более или менее свободно торговали на зарубежных рынках, в первую очередь в Гонконге и Лондоне. В общей сложности количество банков, участвовавших в трансакциях с юанем, в короткий срок выросло с нескольких сотен до нескольких тысяч.

В Шанхае была создана свободная торговая зона, где нерезиденты могли совершать платежи в юанях. Кроме того, был принят ряд законов, облегчающих доступ иностранных инвесторов на финансовые рынки Китая. Преобразования были действительно масштабными, и одним из их результатов стало включение юаня МВФ в свою корзину валют для эмиссии СДР.

Наконец, были заключены соглашения об использовании юаня во внешней торговле. В 2019 году было подписано соглашение о взаиморасчетах в национальных валютах с Россией. Еще раньше подобный курс был взят в торговых отношениях с соседями Китая, в том числе и с такими крупными экономиками, как южнокорейская. Для последних это было выгодно, так как экономились средства на курсовой разнице. К 2017 году более 60 стран стали использовать юань для частичного наполнения своих золотовалютных резервов.

Читайте также:  Китайская валюта как выглядит символ

В определенный момент быстрая интернационализация юаня, впрочем, стала замедляться. У того было достаточно причин — от слишком сложно устроенного рынка ценных бумаг до торговой войны между США и Китаем, которая вызвала сомнения в экономических перспективах последнего. Доля юаня в международной торговле после стремительного подъема стабилизировалась близ 4–5%.

Надежная гавань

Новый подъем произошел уже в текущем году. С мая по начало октября китайская валюта совершила стремительное ралли с 7,15 до 6,69 юаня за доллар, укрепившись тем самым почти на 7%. Причиной стал ажиотажный спрос на китайские ценные бумаги. Хотя КНР первая пострадала от мировой эпидемии коронавируса, азиатское государство первым и преодолело эпидемиологические и экономические последствия январско–апрельского шока. Экономика Китая вернулась к уверенному росту уже во II квартале, когда США и европейские государства находились в самой острой фазе кризиса.

В первые восемь месяцев текущего года иностранцы накупили долговых обязательств китайских госбанков (фактически государственных облигаций, только предлагающих чуть более высокий процент) на $44 млрд. Это больше, чем за весь период с 2016 по 2019 год. Китай фактически на время превратился в одну из тихих гаваней мировой финансовой системы, взяв на себя традиционную роль Японии.

Агентство FTSE, выпускающее важнейшие для финансового мира фондовые индексы, объявило, что включает китайские облигации в индекс World Government Bonds, что может означать дополнительный приток в государственные обязательства КНР в ближайшие годы на уровне $140 млрд.

Интересно, что одной из причин такого роста стало нежелание Народного банка Китая снижать ставку рефинансирования. Вместо этого для борьбы с кризисом предпочли меры фискальной политики. Таким образом, ставки оказались достаточно высокими, чтобы вызвать ажиотаж у международных инвесторов, а предложение государственных ценных бумаг также выросло, поскольку государству нужно занимать. В результате сошлось множество факторов, резко расширивших объем интересных для иностранцев инструментов китайского рынка.

В целом объем номинированных в юанях активов подрос в текущем году заметно. В конце 2019 года он составлял около 5 трлн юаней, а к сентябрю достиг 7 трлн. В августе приток иностранного капитала в облигации составил, по данным FT, 615 млрд юаней, а на рынок акций — 93 млрд юаней. Это еще нельзя назвать революцией, но постепенное изменение отношения к китайскому рынку налицо.

Новая реальность

Помимо всего прочего, это еще и смена тренда. В последние пять лет Китай столкнулся с довольно сильным оттоком капитала, дополнительно укрепившимся из-за торгового конфликта с Вашингтоном. Это вызвало в некотором роде положительную обратную связь — Пекин стал усиливать контроль над движением капитала, что, в свою очередь, обескураживало инвесторов, которые хотели бы инвестировать в государственные и корпоративные бумаги КНР. Сейчас ситуация складывается противоположная: инвесторы готовы вкладывать в Китай, а государство демонстрирует желание снимать для этого препоны.

Большой и высоколиквидный рынок облигаций — это фундамент и необходимое условие для любой международной валюты, американцы соврать не дадут. Но почти столь же важно широкое использование тех или иных денежных знаков в двусторонних торгово-финансовых взаимоотношениях. Здесь наглядный пример ползучей интернационализации юаня демонстрирует Индонезия. В 2017 году в Индонезии циркулировало юаневой ликвидности более чем на 200 млрд юаней, и с тех пор эта цифра наверняка заметно выросла.

На данный момент около 10% международной торговли островного государства ведется в юанях, а китайские банки предоставляют индонезийским фирмам валютные услуги. Наконец, юанем оперируют и работающие в стране китайские бизнесы. Не за горами и выпуск номинированных в юанях государственных и корпоративных облигаций, подобно весьма популярным по всему миру «самурайским» облигациям, номинированным в иенах.

Разумеется, всё вышеупомянутое еще не означает, что юань в течение нескольких месяцев или года-двух станет мировой валютой, не уступающей по значимости доллару. Однако поступательные шаги китайских властей по либерализации валютного и фондового рынков, стабильная экономическая ситуация и постепенное разочарование инвесторов в долларе должны позволить юаню занять в мире место, адекватное гигантским размерам китайской экономике. Вероятно, это произойдет быстрее, чем думали раньше.

Источник