Меню

Кого расстреляли за валюту в ссср



Этих мужчин расстреляли за продажу валюты в СССР

Дело Рокотова — Файбишенко — Яковлева

«Have you anything for sale?» — с таким вопросом к иностранцам в Москве подходили советские «фарцовщики»: люди, которые подпольно скупали и продавали дефицитные импортные товары и иностранную валюту. Такая перепродажа (в Советском Союзе ее называли спекуляцией) была незаконной, а за условные колготки, жвачку или $30 могли посадить в тюрьму сроком до 7 лет.

Так было до 1960 года, во времена, которые прозвали «политической оттепелью». Однако именно в это время за спекуляции начинают наказывать еще жестче: сначала 15 годами тюрьмы, а затем и смертной казнью.

Доллары в зубном тюбике

Считается, что черный рынок в СССР появился в 1957 году — когда в стране проходил Всемирный фестиваль молодежи и студентов, и за «железный занавес» приехали студенты из Италии, Швеции, Франции, США и других стран. На тот момент у советских граждан, чтобы приобрести что-то импортное, так называемый «шик», был всего один путь: поехать за границу, что разрешали единицам. Приезд большого количества иностранцев изменил ситуацию: быстро нашлись готовые рисковать ради того, чтобы хорошо заработать. Ведь такие товары продавались с космической наценкой.

VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов в Москве. Москвичи встречают гостей из Южной Америки.

Фарцовщиками были в основном предприимчивые студенты, а также те, кто постоянно имел дело с иностранцами по работе: гиды, переводчики, дипломаты, таксисты, валютные проститутки и т.д. Впрочем, довольно быстро столичный черный рынок оформился в многоуровневую систему перекупки.

Внизу иерархии были «бегунки» — те, кто непосредственно совершал сделку. Далее шли кураторы и, наконец, «купцы». Имен последних никто не знал, действовали они под псевдонимами и только через посредников. Валюта была одним из самых ценных «товаров», потому что на ее продажу была установлена государственная монополия, и приобрести ее могли только те, кому разрешался выезд из страны. Контрабандисты шли на невероятные ухищрения, валюту могли закладывать даже в тюбики зубной пасты.

Довольно быстро столичный черный рынок оформился в многоуровневую систему перекупки.

К 1960 году в Москве функционировала целая «черная» империя с многомиллионными оборотами. В это же время КГБ вышла на трех основных дельцов этого рынка, «купцов» — Яна Рокотова, Владислава Файбишенко и Дмитрия Яковлева.

Черные купцы

Первый арест Яна Рокотова произошел, когда ему было 17 лет — он получил 8 лет лагерей за «контреволюционную деятельность», но не отсидел весь срок, был реабилитирован и даже восстановлен в институте. Именно от сидельцев он и узнал про всевозможные спекулятивные схемы.

Выйдя на свободу, 30-летний Рокотов сумел организовать отлаженную сеть скупки валюты и товаров широкого потребления. Главный источник валюты — сотрудники посольств в Москве, с которыми он завязал отношения, а также арабские военнослужащие из военных академий, которые охотно и в большим количествах снабжали его золотыми монетами царской России (они особенно ценились советскими нумизматами). Золотые монеты царской чеканки провозились ими через границу в потайных поясах под одеждой — в каждом можно было разместить до 500 монет. Осенью 1960 в ходе досмотра вещей арабских контрабандистов нашли более 20 кг золотых монет! Когда Рокотова поймают и предъявят ему фотографии 84 арабских офицеров, окажется, что в тайные сделки он не вступал только с 10 из них.

К 1960 году в Москве функционировала целая “черная” империя спекулянтов с многомиллионными оборотами.

Еще одним источником валюты стала тайная сделка с членом совета директоров западногерманского банка «Отто и компаньоны». Житель СССР мог взять с собой в заграничную поездку максимум $30. Рокотов же предложил отдавать рубли ему, а уже в Германии в банке получать иностранные деньги, сколько угодно. В обратную сторону это тоже работало через расчетный счет «Отто и компаньонов»: в СССР они получали от партнеров Рокотова рубли по куда более выгодному, нежели официальный, курсу.

Читайте также:  Классификация операций с иностранной валютой

По сути, Рокотову впервые удалось поставить фарцовку на поток, превратив спекуляцию в бизнес, а Файбишенко и Яковлев были его ближайшими подельниками.

24-летний Файбишенко, самый молодой из них, работал в основном со студентами: просыпался, садился в такси и объезжал подопечных, собирая долю. Его контрагенты специализировались на заграничных вещах. 33-летний Яковлев отличался тем, что знал три иностранных языка, учился в аспирантуре и торговал с контрабандистами Прибалтики, откуда сам был родом. Он нанял ничего не подозревающую пенсионерку: та сидела у телефона и связывала его с другими посредниками. Причем, Файбишенко и Яковлев были еще и осведомителями органов, они несколько лет сдавали рядовых «бегунков»-студентов, и платили взятки за то, чтобы их не трогали.

Но в 1960 году борьба с фарцовщиками вышла на новый уровень, политический. Их «черная» империя заинтересовала лично Первого секретаря ЦК КПСС Никиту Хрущева. Файбишенко арестовали во время сделки, Яковлева сдала та самая помогавшая ему пенсионерка (с ней договорились власти), а Рокотова взяли на вокзале, где он прятал чемодан с ценностями в камеру хранения. На момент ареста оборот империи составлял 20 млн рублей или $80 млн. по тогдашнему курсу.

Всех троих приговорили к 8 годами лишения свободы, и на этом история «черных купцов» должна была закончиться. Но затем события начали развиваться совсем непредсказуемым образом.

«Просим быть беспощадными к этим отбросам»

В конце 1960 года Хрущев отправился с визитом в Западный Берлин, где в разговоре с местными политиками бросил упрек: якобы “под крылышком оккупационных властей город превратился в грязное болото спекуляции, и черная биржа здесь правит бал”. В ответ он услышал: “Такой черной биржи, как ваша московская, нигде в мире нет”.

Вернувшись на родину, еще будучи на аэродроме, Хрущев потребовал у КГБ представить ему справку о реальном положении дел. Доклад решили сопроводить выставкой предметов, изъятых у контрабандистов, в одном из залов Кремля. Накануне также был принят указ: теперь за контрабанду и валютные спекуляции по 88 статье грозило до 15 лет вместо 8.

«Что ждет Рокотова и Файбишенко?», — спросил Хрущев, имея в виду новый срок. Указ был принят после того, как спекулянты оказались под арестом, и потому такая мера наказания не легитимна — закон не имеет обратной силы, напомнили ему. «Это может отрицательно сказаться на наступившем потеплении в наших отношениях с Западом», — предупредил его председатель КГБ Александр Шелепин. Эти доводы вызвали у Хрущева, по словам очевидцев, прилив гнева.

По настоянию Хрущева дело было пересмотрено, и тройка получила по 15 лет. В качестве аргумента (это был расхожий прием) Хрущев предъявил коллективное письмо рабочих завода «Металлист», которые были недовольны мягким приговором: «Мы, простые советские люди, сотрудники Московского завода приборов, убедительно просим вас быть беспощадными к этим отбросам, жалким подонкам и негодяям».

Однако еще через год законодательство ужесточили снова, и за 88 статью высшей мерой наказания сделали смертную казнь. Состоялся третий суд — и всех троих приговорили к расстрелу.

Перед казнью в июле 1961 года Яков Рокотов написал Хрущеву письмо: «Я приговорен к расстрелу. Преступление мое заключается в том, что я спекулировал иностранной валютой и золотыми монетами. Ко мне два раза применяли обратную силу закона… Я очень про вас сохранить мне жизнь. Во многом я заблуждался. Сейчас я переродился и совершенно другой человек. Мне 33 года, я буду полезным человеком для советского государства. Ведь я не убийца, не шпион, не бандит. Сейчас прояснился ум у меня, я хочу жить и вместе с советскими людьми строить коммунизм. Очень прошу помиловать меня».

Помилования не было. Их расстреляли через два дня.

Читайте также:  15 қараша ұлттық валюта күні теңге ұлт мақтанышы қмж

Что было после

Процесс над валютчиками напугал фарцовщиков, от торговли валютой многие попытались уйти, а товары у иностранцев обменивали на водку, советские часы и сувениры. По масштабам это уже не могло сравниваться с Рокотовым и его бандой.

Между тем, 88 статья продолжала существовать вплоть до 1994 года, и по ней продолжали сажать и расстреливать. Не помогли ни критика запада, ни открытое письмо правозащитника и академика Андрея Сахарова: «Я особо хочу обратить ваше внимание на то, что в СССР смертная казнь назначается за многие преступления, никак не связанные с покушением на человеческую жизнь. В 1962 году был расстрелян старик, изготовивший несколько фальшивых монет и зарывший их во дворе».

Впоследствии, уже в России, по делу Рокотова выскажутся многие в ключе «если бы он оказался где-нибудь в капиталистической стране, то был бы мультимиллионером» и «за такое беззаконие руководство страны нужно судить посмертно». А в США появится бренд джинсов Rokotov & Feinberg. Стандартную модель окрестили номером 88.

Источник

Главный валютчик СССР: Почему расстреляли фигурантов дела, максимальный срок по которому составлял 8 лет

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Ян Рокотов

О Яне Рокотове можно найти самые противоречивые сведения. В одних источниках утверждают, что его арестовали в первый раз во время обучения в институте на юридическом факультете, в других речь идет о том, что он смог окончить только 7 классов, а попытка его поступить в институт по подложной справке провалилась. Как бы там ни было, но в конце 1940 годов Ян Рокотов действительно был арестован и отправлен в лагеря по обвинению в антисоветской деятельности. В 1954 году Ян Рокотов был освобождён и полностью реабилитирован.

После освобождения Ян Рокотов оказался в Москве, где поначалу жил у родной тети. В 1957 году, во время проведения в Москве фестиваля молодёжи и студентов Ян впервые стал свидетелем того, как можно выгодно обменивать валюту на рубли, присутствуя при сделке с иностранцем своего знакомого. Это и предопределило весь дальнейший путь Яна Рокотова.

Если бы он родился позже на несколько десятилетий, то вполне мог бы стать удачливым предпринимателем. Однако всё, чем занимался Ян Рокотов, было вне закона. В короткий срок он сумел создать целую сеть, с помощью которой скупал и перепродавал валюту, а также зарабатывал на продаже вещей, в том числе дефицитных джинсов.

В широких кругах он был известен как Ян Косой. Свое прозвище Рокотов получил из-за физического недостатка: ещё во время обучения в начальной школе одноклассница случайно проткнула глаз мальчика.

Подручные Рокотова скупали валюту у прибывающих в СССР иностранцев по курсу 20-25 рублей за рубль, в то время как официальный курс равнялся всего 10 рублям. Ян Косой за один день работы своей «сети» вполне мог получить доход до 50 тысяч рублей. Помимо спекуляции и валютных операций в сфере интересов Яна Рокотова находилось также золото, скупкой которого он занимался.

Все свои сбережения Ян Косой хранил в особом кейсе, который оставлял у подруг или надёжных знакомых. Оставлял он его так же в вокзальных камерах хранения, соблюдая все предосторожности. Долгое время охранной грамотой для известного валютчика служило сотрудничество с отделом по борьбе с хищением социалистической собственности. Но когда к нему проявил интерес комитет государственной безопасности, ОБХСС спасти его уже не мог. Долгое время за Рокотовым следили, а в 1960 году его арестовали в тот момент, когда он доставал из камеры хранения на Ленинградском вокзале свой знаменитый кейс. При обыске, по разным данным, у Яна Рокотова изъяли ценностей на сумму от 1,5 до 2,5 миллионов долларов.

Читайте также:  Когда денежная единица становится национальной валютой в случае

Владислав Файбишенко

Второй крупной личностью на черном рынке золота и валюты был Владислав Файбишенко, которого арестовали практически одновременно с Рокотовым. Владиславу, которого знали все как Владика, на момент ареста было всего 24 года. Однако благодаря предпринимательскому таланту и осторожности, он не уступал своим старшим «коллегам» в удачливости и уровне доходов.

Вместе с Рокотовым и Файбишенко были арестованы ещё несколько человек, которые принимали участие в операциях по купле-продаже валюты и золота. В дальнейшем следствие выяснило, что через созданную сеть были проведены операции не менее, чем на 20 миллионов рублей.

Дмитрий Яковлев

Спустя немного времени после ареста Рокотова и Файбишенко был задержан третий крупный фигурант – Дмитрий Яковлев, аспирант Института имени Плеханова. Он свои сделки совершал, в основном, в Прибалтике, откуда был родом.

Дмитрий был хорошо образован и умён, владел несколькими иностранными языками, а ещё обладал способностью мастерски уходить от слежки. Тем не менее, КГБ выявило множество его связей, которые впоследствии получили название «преступных».

Закон с обратной силой

Обвиняемые по делу о валютных махинациях и спекуляции чувствовали себя вполне спокойно: максимальный срок по их делу был всего 8 лет. При этом все трое активно сотрудничали со следствием и вполне могли рассчитывать на смягчение приговора.

Однако именно в этот период Никита Сергеевич во время встречи в Западном Берлине получил своеобразную «оплеуху». Когда он, в свойственной ему резкой манере посетовал на спекуляцию и беспорядки черного рынка в городе, в ответ Хрущёв услышал о том, что московский чёрный рынок даст фору любому другому. Трудно даже представить, насколько уязвлен оказался Хрущёв.
По возвращении в СССР руководитель страны потребовал отчёта у руководства КГБ. Узнав о процессе над группой валютчиков, Никита Хрущёв взял дело под личный контроль.

Узнав о том, какой срок получили Рокотов и Файбишенко, Хрущёв пришел в ярость, считая наказание слишком мягким. К этому моменту уже был принят указ об ужесточении наказания по валютным операциям, однако он не мог быть применён к обвиняемым из-за того, что арестовали их ещё до вступления приказа в силу. Тем не менее, дело было пересмотрено и осужденным дали по 15 лет.

Однако и этого оказалось недостаточно. Вскоре состоялся третий пересмотр дела и осуждённых приговорили к высшей мере наказания – расстрелу в соответствии с указом «Об усилении уголовной ответственности за нарушение правил валютных операций». Все кассационные жалобы были отклонены, прошения родственников и самих осуждённых о помиловании даже не рассматривались. Решение суда было приведено в исполнение. Таким образом, в нарушение всех юридических норм и законов, к осужденным применили указ, который был принят уже после того, как их арестовали.

Rokotov & Fainberg

Спустя более полувека после громкого дела в США была основана фирма по производству джинсов, получившая название Rokotov & Fainberg. Её основателем стал продюсер Виталий Ализер. Первая модель, запущенная в производство, получила номер 88 согласно той самой статье уголовного кодекса, которая должна была примениться к осуждённым согласно законам 1960 года.

Спустя ещё пять лет после основания Rokotov & Fainberg Виталий Ализер выпустил памятную серебряную монету Один Рокотов, датой выпуска которой значится 7 августа 2017 года, то есть спустя ровно 90 лет со дня рождения Рокотова.

В начале февраля 1952 года в течение недели в Москве шёл судебный процесс. Обвинялись школьники, которые организовали альтернативный литературный кружок. Правда, за полгода существования коллектива его цели изменились. Последние месяцы деятельности школьники и студенты первых курсов находились под бдительным наблюдением «наружки». Из 16 человек троих приговорили к расстрелу, ещё троих – к 10 годам лагерей. Остальным десяти дали по 25 лет.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Источник