Меню

Не бросайте монеты фонтан



Фонтан Треви

Чем интересен фонтан Треви в Риме? Как правильно загадать желание у фонтана Треви, архитектура и история появления. Фото и отзывы о фонтане Треви.

Каждый из итальянских фонтанов знаменит своим мелодичным звучанием. Среди них выделяется фонтан Треви, который называют солистом Рима. Он расположен на одноименной площади, являющейся центральной в итальянской столице. На пьяцца де Треви к фонтану любят приходить художники, музыканты, писатели, ищущие тут вдохновения.

Многие композиторы прошлого и современности утверждают, что красота фонтана и его мелодичность вдохновляют на создание необычных произведений.

Фонтан Треви в стиле барокко

Многие столетия на нынешней площади де Треви существовал источник с водой, из которого городской плебс набирал воду. Поэтому когда городские власти в 18 в. решили построить на пьяцца фонтан, то место долго искать не пришлось. Над проектом фонтана работал известный архитектор Никола Сальви, начавший возводить сооружение в 1732 г.

Недостаток финансирования и внутренние проблемы в Италии постоянно мешали строительству, которое растянулось на тридцать лет. Только в 1762 г. на площади де Треви рядом с дворцом Поли был построен великолепный фонтан, отличавшийся классическими архитектурными формами стиля барокко. Украшением сооружения занимались не менее известные зодчие, входящие в школу Бернини. Возведение дворца благословил и освятил тогдашний Римский Папа Клемент XII.

Фонтан Треви имеет высоту двадцать шесть метров и ширину двадцать метров. Вода в него поступает из источников, находящихся за пределами Рима. Водопровод, используемый для поставки воды, был сооружен еще в I в. до н. э.

Композиционное оформление

Архитектор и скульпторы решили оформить фонтан в морском стиле, сделав акцент на соединении сил морских существ и богов.

В центре фонтана Треви находится бог Нептун, едущий на колеснице. Ее форма сделана в виде раковины, которую везут коньки и тритоны. Потоки воды при этом создают ощущения морских волн, скатываясь по другим фигурам композиции. Рядом с Нептуном располагаются различные аллегорические персонажи, а над ним — высеченные из камня барельефы.

Зачем бросать монетку в фонтан Треви

К фонтану Треви постоянно приходят туристы и местные жители, которые хотят увидеть сооружение. Кроме того, многие из них пьют воду из фонтана, которая очень вкусная и чистая. Также существует давняя традиция, связанная с бросанием монеток в фонтан.

Зачем это делать и как правильно бросать монету в фонтан Треви? Итак, если бросить одну монету — это к еще одному приезду в Рим; две монетки — к неожиданной любовной встрече; три — к скорой свадьбе; четыре — должны принести владельцу удачу и прибыль; а вот пять одновременно брошенных монеток означает разлуку.

Интересно, что каждый год римские коммунальщики, проводя чистку сооружения, достают приблизительно одну и ту же сумму — десятки тысяч долларов. Эти деньги передаются в различные благотворительные фонды и организации.

Фонтан Треви не зря считают счастливым местом для влюбленных пар. Возле него есть специальные трубочки, из которых пьют воду молодые люди. Считается, что тогда они поженятся, а их брак будет крепким и счастливым.

У грандиозного фонтана Треви, на одноименной площади, всегда множество людей — даже в ночное время подойти ближе иногда бывает проблематично!

Фонтан Треви на карте Рима

Самые дешевые авиабилеты в Рим

Предлагаем вам самые выгодные варианты перелета в Рим и Милан — в зависимости от места вашего проживания.

Куда можно дешево слетать из Рима

[tp_from_our_city_fly_shortcodes origin=ROM title=»» limit=10 paginate=true stops=2 one_way=false off_title=true]

Источник

Фонтан Треви в Риме: бросайте монетки правильно

Трудно представить себе поездку в Рим без посещения легендарного фонтана Треви. Чем он так притягателен для туристов, почему считается визитной карточкой Вечного города — расскажем в нашей статье. А также дадим пару лайвхаков для посещения фонтана.

Хотя в Риме насчитывается более тысячи фонтанов, фонтан Треви всегда занимал особое место в жизни города. А после масштабного проекта по реставрации, на который модный дом Fendi выделил более двух миллионов долларов, фонтан Треви выглядит лучше, чем когда-либо! В мгновение ока он превратился в модную римскую локацию для фотографий в инстаграм. Расположенный в самом центре Рима, фонтан Треви считается одним из самых удивительных фонтанов мира по многим причинам.

Легенда о фонтане Треви, или зачем кидать в него монетки?

Пожалуй, будет справедливо сказать, что фонтан Треви (Fontana di Trevi) известен не столько своей красотой, сколько связанной с ним традицией бросать в фонтан монетки. Согласно городской легенде бросить монетку в фонтан Треви – это не пустая забава, а ритуал, имеющий определенную цель. Если вы повернетесь к фонтану спиной и бросите монетку правой рукой через левое плечо – значит, вы непременно вернетесь в Рим. Бросив две монетки, вы можете надеяться на то, что встретите свою любовь. Три монетки, брошенные в фонтан Треви, сулят надежды на счастливый брак. Расщедрившись на четыре монетки, вы можете привлечь богатство (как Граф Монте-Кристо). Но будьте осторожны: переборщив и бросив пять монеток, вы рискуете накликать на себя разорение.

Даже закоренелые скептики не могут удержаться от того, чтобы бросить в фонтан хотя бы одну монетку. О популярности фонтана Треви в Риме среди туристов свидетельствует не только толпа народа, но и сумма, которую ежедневно выуживают из фонтана. По самым грубым подсчетам она составляет как минимум три тысячи евро! Мало кто из туристов задумывается, что же происходит потом с их монетами, хотя это не менее интересная история, чем сама легенда о фонтане Треви. Все собранные деньги передаются итальянской благотворительной организации, которая помогает закупать продукты для бедных.

Самый красивый фонтан Рима

Что еще выделяет фонтан Треви на фоне других фонтанов, так это его невероятные размеры: почти 26 метров в высоту и 20 метров в ширину. Дизайн фонтана менялся несколько раз. В начале 17 века над ним поработал знаменитый скульптор Бернини, который передвинул фонтан с одной стороны площади на другую.

В 18 веке за фонтан Треви взялся дизайнер Николо Сальви, которому мы во многом обязаны нынешним обликом фонтана. К сожалению, Сальви так и не увидел результаты своих трудов: он умер в 1751 году, а работы по обновлению фонтана согласно эскизам Сальви завершились только в 1762 году. В центре фонтана находится скульптура Океана, восседающего на огромной раковине. Слева находится статуя Изобилия, держащая рог. Справа стоит статуя Здоровья, увенчанная лавровым венком. Она держит чашу, из которой пьет змея. Над статуями можно увидеть рельефные изображения полководца Агриппы, руководящего строительством акведуков, и Мадонны, указывающей солдатам на источник воды.

Рим полон легендарных достопримечательностей, почему же именно фонтан Треви прославился на весь мир? Тут стоит вспомнить о том, что фонтан Треви – это не просто фирменный знак Рима, но и кинозвезда! Даже те, кто никогда не был в Риме, наверняка могли видеть фонтан Треви в знаменитом фильме «Римские каникулы». Он также фигурирует в романтической комедии «Однажды в Риме». Поклонники творчества Феллини знают фонтан Треви по его шедевру «Сладкая жизнь». А легенда о бросании монеток в фонтан Треви легла в основу старого голливудского фильма «Три монетки в фонтане».

Как добраться и где остановиться возле Треви

Фонтан Треви находится на одноименной площади в нескольких шагах от Пантеона. Если вы планируете добираться до фонтана на римском метрополитене, вам нужно выйти на станции Barberini. Приезжать лучше пораньше, тогда есть шанс увидеть фонтан без толпы туристов.

  • Римский лайфхак: с некоторых кафе можно посмотреть на фонтан Треви сверху, например с балкончика Garden Roof Trevi (via dei Lavatori, 3).

Многие туристы предпочитают останавливаться именно в этом районе, чтобы быть ближе к главным достопримечательностям Рима. Недалеко от фонтана Треви находится много хороших отелей, например, Trevi B&B Roma, Cenci Bed & Breakfast Fontana di Trevi или Harry’s Bar Trevi Hotel & Restaurant.

Желаем вам чудесного отдыха!

Источник

Почему бросают монетки в фонтан

Прекрасная традиция – бросить в красивом городе монетку в фонтан, чтобы когда-нибудь снова сюда вернуться, или просто на счастье.

Эта традиция старше, чем можно подумать, и связана, конечно, не с туризмом.

Очевидно, что бросить монетку означает поделиться или подкупить какие-то силы, чтобы можно было о чем-то попросить, или это благодарность за удачу.

По свидетельству нашего знаменитого собирателя фольклора и сказок Александра Афанасьева, вплоть до конца 19-го века путешественники или мореплаватели после завершения похода благодарили водную стихию за счастливое возвращение.

Причем Афанасьев считал, что и история Стеньки Разина, бросившего за борт молодую княжну – это все то же благодарственное приношение, в данном случае, атаман принес персиянку в дар Волге за удачный поход.

Читайте также:  Монета 2001 10 коп монет

Монетки бросали не только в воду, но и в овраги и ущелья, вниз с горы, и даже во двор богатого человека – смотря об исполнении какого желания просили у потусторонних сил. Но чаще, конечно, в водный поток, и лучше всего – бурный.

То есть смысл был в том, чтобы стихия «забрала» и унесла дар, чтобы эту «дареную» монету не смогли найти и подобрать.

Эта традиция и международная и очень старая. В разных вариантах она существует у совершенно неродственных наций, по причине того, что это интуитивно понятное суеверие – чтобы кто-то помог, надо его задобрить или отблагодарить.

Например, в термальных источниках Италии и Франции иногда находят россыпи античных бронзовых монет. Между монетами встречаются листочки из свинцовой фольги с записками, обращенными к водному духу источника, с просьбами об исцелении.

Получается, традиции загадывать желание, бросая в воду монету – больше двух тысяч лет.

Пожалуй, самое известное в мире место, куда каждый турист считает необходимым вложиться мелочью – это римский фонтан Треви. И это не только потому, что фонтан красив, а Рим – город, в который каждый был бы счастлив вернуться еще не раз.

На самом деле это место стало урожайным на монеты после выхода в 50-х годах итальянского фильма «Три монетки в фонтан Треви». В нем рассказывалось, что лучше бросать не одну монетку, а несколько. Одной монетки хватит водному духу, чтобы он помог еще раз вернуться в Рим, двух – чтобы встретить любовь, трех – чтобы жениться и так далее.

Поэтому большинство фонтанов мира довольствуются одной монеткой от туриста, а фонтан Треви – целой горстью мелочи. Муниципалитет Рима подсчитал, что за год из фонтана вынимается мелочи на сумму в семьсот тысяч евро!

Источник

Не бросайте монеты в фонтан (джен)

Пролог

Думая о том, как будет холодно после возвращения из малайзийских плюс тридцать в сибирские минус тридцать, я делала очередной круг вокруг окрестностей мечети Путра и не могла отделаться от мысли, что мой экскурсионный автобус отчалил без меня.

Видимо, гид устал от моего навязчивого преследования и сбежал. А что мне ещё делать? Одетые на восточный манер мужчины в тюрбанах наводили на меня ужас. Увы, внушения самой себя не проводить аналогий с профессором Квирреллом не увенчались успехом.

Все улицы стали выглядеть как одна, и я совершенно потеряла ориентиры.

Плюс один сбитый мной с ног малазиец, и я попала в какой-то закрытый от солнца проулок, обставленный по периметру лавками. По колоннам тянулся обвивающий их вьюн. Я оглядывалась по сторонам в поисках чего-то, что издавало нарастающие звуки капающей воды. В тени, полускрытый свисающей с крыши растительностью, стоял фонтан. Круглый, небольшой — радиусом, наверно, не более двух метров. Тусклый белый камень, утомленный годами и, быть может, бесконечными посетителями Путраджаи, которые, как и я, блуждали в округе, случайно попадая сюда.

Приглядевшись получше, я убедилась, что не права: обычно такие фонтанчики набиты кинутыми в них монетами. На удачу, на желание. Но каменистое дно фонтана было пустым… Что же, надо хоть мне одну кинуть, а если фонтан кто-то подчищает от монет, надеюсь, что моя пролежит в нем достаточно времени, чтобы исполнить желание.

Пожелать найти своего гида? В болото гида, я и так уже на пути в аэропорт.

Что сейчас для меня очень важно?

Вдохновение на новый фик?

Удача, чтобы в сохранности долететь домой?

Я покрутила в руках монету в двадцать сенов, с прищуром посмотрела на фонтан.

Монета ударилась о дно, а я принялась вытаскивать всё содержимое портфеля наружу, желая найти свой телефон и заказать такси. Раздался мощный плюх, и моё сердце пропустило тысячу ударов в секунду. Такой звук могла издать только хранящая мой творческий бред в отсутствии компьютера увесистая записная книжка. Фокус в том, что в фонтане её не было — и в моем портфеле тоже. Как и среди тех вещей, которые я вытащила из портфеля.

Но это уже имело не такое большое значение, как сошедший с ума фонтан, который повёл себя в лучших традициях цикла «Хроники Нарнии». Белый, как слоновая кость, монумент затягивал меня, словно черная дыра, пока не убедился, что я уже перелетела через чашу Его величества, уцепившись за неё кое-как слабой хваткой. Ведь там, внизу, где мои ноги должны были встретить сопротивление в виде дна фонтана, его просто не было! Я могла поклясться, что видела черные как смоль пышные тучи, прежде чем, переломав весь маникюр, полетела вниз.

Часть 1. С днём рождения, Джинни Уизли!

Звуки тарабанящего о землю зверского дождя, и я, конечно же, растянулась в самой гуще грязевого потока. Нога почему-то саднила, но больше меня беспокоили прилипшие к лицу длинные волосы, закрывающие весь обзор. Длинные. И не мои.

Я откинула их с лица такой же чужой рукой — все обломанные о чашу фонтана ногти были на месте. Но форма пальцев не моя, а на ладонях чувствовались огрубевшая кожа и мозоли.

Справа от меня валялась новенькая шикарная метла, а где-то в радиусе нескольких метров — вещи, которые были со мной до того, как меня засосало в фонтан. Только поднявшись на ноги, я отшатнулась от представшей передо мной картины и, поскользнувшись, снова приземлилась пятой точкой в грязь.

В луже передо мной отразился только что зажженный в доме за моей спиной свет. Я обернулась, игнорируя предпринимающего попытки утащить мой ботинок садового гнома. Всё потому, что в каком-то роде уже была морально готова к чему-то сумасшедшему, ведь явление «садовый гном» ассоциировалось у меня только с одним местом среди всех — реальных и нереальных.

Нора. Дом семейства Уизли.

Свет, зажженный до этого только в одной комнате, разрастался и множился, пока я щипала себя, чтобы проснуться. Но ничего не работало.

Накатившая волна паники подмывала меня встать и убежать, схватив перемазанные в грязи пожитки, — этим я и начала заниматься, а свет за моей спиной всё распространялся, вызывая блики на залитой водой земле.

Увесистый кожаный ранец обнаружился на моих плечах — такой невесомый, что я сначала его и не заметила, но, как оказалось, там хватало хлама и без моих вещичек.

В момент, когда я схватила с земли свою косметичку, дверь дома отворилась. Свет почти полностью ослепил меня, но не двигалась я скорее потому, что не знала, куда бежать.

Кто не рисовал в своем воображении идеальной попаданческой истории? Не знаю, кто придумал конкретно этот сценарий. Мне он с самого начала показался нацеленным на то, чтобы попаданца раскрыли за пару минут. А иначе зачем кидать меня в мир магии через фонтан? Неужели я просто не могла проснуться однажды утром, открыть глаза и осознать, что я — профессор Дамблдор, к примеру?

Меня вырвали из размышлений вцепившиеся в мои плечи теплые руки, которые и удержали от нового падения, которое я — нетрудно догадаться — снова поспешила предпринять, увидев перед собой человека — ростом с меня, в круглых очках, через которые просвечивали зеленые глаза, и с взлохмаченными, словно ураганом, волосами.

— Джинни! — гаркнул Гарри Поттер и немного меня встряхнул, наверно, ощутив, что я сейчас упаду в обморок. — Ты в порядке? Я же говорил тебе не лететь! Ты реально хочешь довести меня до белого каления, да? — бормотал он, подбирая метлу Джинни с земли. — Идём, сумасшедшая именинница.

Гарри клюнул меня в макушку и, продолжая обнимать за плечи, потащил, словно на буксире, в направлении дома, в то время как с меня в три ручья стекала вода.

Быть может, он размышлял, почему я не использовала чары, чтобы защитить себя от дождя.

Как не пытался Гарри разговорить свою — якобы — девушку, она была нема как рыба. В итоге он вздохнул и сказал, что понимает, как мне тяжело, ведь сборы в команде «Гарпий» были для меня очень хорошим шансом прочно вписаться в их строй.

— Надеюсь, ты понимаешь, что твоя нога намного важнее, Джин, — сказал он, заворачивая меня в одеяло, как ребенка. — Всё наладится, но сегодня тебе нужно думать совсем о другом, — он улыбнулся. — Зато сегодня тут соберутся действительно все-все. Твоя мама вчера с ног сбилась, приглашая всех. Сразу, как получила твоё письмо.

Я кивнула. И продолжала кивать ещё несколько часов. На все рассказы Гарри о министерстве и Аврорате.

Читайте также:  Назовите российского монарха в период правления которого была выпущена данная монета гривв нникъ

Кивала, ощущая себя уже раскрытой, только Гарри всё продолжал вещать, не останавливаясь, будто бы ещё не до конца убежденный в своих догадках, продолжающий прощупывать почву.

Паранойя накрывала. Ну, давай уже, подходи к контрольным вопросам, Гарри. Не томи.

С этажей над нами были слышны шаги и приглушенные разговоры — но я даже не знала, какой голос из них чей, и не могла подсчитать, от скольких персонажей мне придется отбиваться.

Меня одолевали приступы липкого и противного отчаяния, обреченности. Именно тогда в голову пришла мысль, что идеального попаданческого сценария не существует в природе. Во всяком случае, мне уже хватило времени, чтобы потерять в это веру. Возможно, у кого-то получилось бы лучше сюда влиться, но я отчаялась уже на том моменте, когда, свалившись с небес на землю, не получила томик с инструкциями. Таблички и указатели со стрелочками к комнате Джинни, алгоритм, как найти волшебную палочку, небольшой инструктаж по использованию базовых заклинаний — за всё это я тоже была бы весьма признательна.

Если я когда-нибудь вернусь — действительно вернусь, а не буду приговорена к Азкабану за манипуляцию чужим сознанием, — нужно обязательно всем рассказать, что быть попаданцем — это полная труба! И даже если выучить наизусть все семь книг и перечитать вдоль и поперёк с миллион фанфиков на эту тематику, пришествие в новый мир не может быть гладким. Но почти во всех историях, которые я читала, так же грубо приложенные головой об землю или однажды проснувшиеся не в своей комнате люди чувствовали себя не в своей тарелке лишь пару часов — максимум дней. Они смутно, но очень бодро начинали припоминать, что к чему. Вспоминая заклинания, которые невообразимым образом, если всё сделать правильно, получатся с пятого раза. Представляя себе в голове карту Хогвартса со всеми потайными ходами — опечатанными и не опечатанными. Эти гении готовы были даже залезть голыми руками в желудок козы, если им вдруг приспичит использовать безоар! Ведь они знали, где его найти.

Но погодите, остановитесь на секундочку. Я только что рухнула сюда с неба через фонтан! Неужели это что-то, случающееся со мной каждый день, и дальше по закону жанра мне просто нужно сказать себе: «Так, ну, ты попаданка в Джинни Уизли, всё хорошо» — и пойти дальше, насвистывая мелодию из «Убить Билла»?

И как они, скажите мне, все, кто был здесь до меня: застрявшие в книге, перенесенные порталом, проснувшиеся в чужой шкуре или просто откопавшие маховик времени в своем огороде — как они не были в ужасе? Как они отпускали свою настоящую личность, в итоге сливаясь воедино с инородным для них характером?

И всё-то у них получалось: ставили на место негодяев и задир, проявляли свою нестандартную по меркам магического мира смекалку, предотвращали назревающие катаклизмы.

А я? Я вот не могу даже пошевелиться! Я вот в ужасе! Я не могу этого сделать! Я не хочу! Где моё загаданное вдохновение?!

Запуганная протестами своего сознания, которое было так страшно потерять, я не заметила, как тесная гостиная наполнилась людьми. Они принялись меня обнимать, поздравлять, закидывать подарками, а я в свою очередь пыталась понять, кто есть кто.

Надо же было стать Джинни — девушкой, которая являлась гордостью своей семьи, о которой все заботились, одаривая повышенным вниманием, — в её день рождения. Это обстоятельство возводило обычное количество внимания в квадрат.

На стене красовался кем-то просто и с душой сделанный постер с изображением Джинни, летящей на метле и уклоняющейся от бладжеров, и скачущими буквами, складывающими время от времени фразу «Добро пожаловать в клуб двадцатилетних!»

Я проглотила ком в горле.

Семья Джинни продолжала обступать меня, трепать её едва просохшие после ливня волосы, подносить подарки и голосить английский вариант «С днём рождения тебя!»

Энергично сбежавшая по лестнице Молли Уизли присела рядом со мной на диван и заключила в такие крепкие объятья, что мои пережившие нехилое падение кости, судя по звукам, обещали окончательно рассыпаться в прах. Позитивный папа Артур завершил ансамбль, плюхнувшись на диван по другую сторону от меня, чмокнул именинницу прямо в ухо — надо сказать, я оглохла на целую минуту.

Гарри же с дивана и вообще из гостиной куда-то испарился.

Конечно, легче всего было выделить из толпы Билла и Флёр — надо ли объяснять, почему? Флёр вдобавок ко всему ещё держала на руках малышку Мари-Виктуар.

Молодой человек, подпирающий дверной проем? На его лице была улыбка, отдающая почему-то грустью, и это не менялось — даже после очередного теплого поздравления. Потерянный, отстраненный ото всех. Ещё хуже, чем я, нелепая попаданка.

Штанину его сшитого на маггловский манер костюма трепал мальчик с фиолетовыми волосами — Тедди Люпин тоже был здесь.

Молодой человек в очках, вручивший мне безукоризненно упакованную в подарочную бумагу коробку, от которой веяло нотками перфекционизма — очевидно, Перси.

А Чарли можно было узнать по ожогам, покрывающим его руки аж до локтей, виднеющихся из-под закатанных рукавов рубашки.

Я нацепила на себя приятную мину, а сама подсчитывала, на какое количество кусочков Уизли меня порвут, когда узнают, что личность настоящей Джинни была куда-то спрятана, чтобы подсадить меня в это тело. Было совестно и ужасно страшно.

Я молилась, чтобы коллапс не заставил себя долго и болезненно ждать. Давайте сейчас! Быстро, раз, и всё!

Впереди меня поджидало немало моментов, когда хотелось провалиться под землю от стыда.

Часть 2. Кондитерский кошмар

Уизли разбежались по своим работам и занятиям, не забыв напоследок ещё раз спеть «С днём рождения тебя!» и уверить, что дома моя нога восстановится за день, надо просто наслаждаться своим днем рождения и отдыхать. Все были так безмерно рады видеть Джинни, что моя совесть выделывала адские кульбиты.

В Норе, кроме меня и Молли, остались только Флёр с дочкой и малыш Тедди.

Молли затащила меня на кухню — хотя со мной, безвольной и запуганной тряпочкой, это было не так уж и сложно проделать, вручила мне фартук и принялась что-то катать, лепить, мешать, немного странно на меня поглядывая. Я же, натягивая непосредственную улыбку до ушей, как могла, копировала её действия. Мне казалось, происходящее сейчас было в семье Уизли чем-то привычным. Почем мне знать, может, эти пирожные готовятся здесь на каждый праздник?

— Дорогая, ты здорова? — Молли, не выдержав, подбежала ко мне и приложила ладонь ко лбу. — Вроде бы в порядке, — более спокойным тоном выдала она. — Наверно, просто устала с дороги? Присядь. Можешь сделать крем, пока я заканчиваю с рожками. Ох, какой же день, нужно всё успеть.

Я в исступлении уставилась на гигантского размера чашу, заполненную таящим словно облако белым кремом.

Господи Иисусе, вот и конец.

Наверно, время пребывания здесь станет антирекордом в рейтинге попаданцев.

Уже смирившись с самой горькой участью, я обнаружила на углу стола поваренную книгу. Неужели ещё не всё?

Молли так впилась в меня взглядом, когда я потянулась за сборником рецептов, будто была готова обвешаться чесноком и поливать меня святой водой. Джинни, должно быть, знала всю книжонку наизусть.

Размеренно пролистывая один рецепт за другим, я не выдавала бьющуюся внутри меня истерику и кое-что всё-таки придумала.

Прежде чем натолкнуться на исполненную от руки иллюстрацию облакообразного крема, я зацепила взглядом название одного приглянувшегося мне блюда и сделала вид, что поглощена обдумыванием именно этого рецепта, в то время как мои глаза исследовали инструкцию создания розового крема.

— Хм, а что насчет «Венской Сказки»? — задумчиво и максимально «в образе» спросила я.

Молли заинтересованно прищурилась, что-то мысленно подсчитывая.

— Было бы замечательно, — признала она. — Просто и вкусно. Нам хватит времени! — воодушевленно воскликнула Молли, пока я прятала у себя на коленях книгу с рецептами, будто школьница.

Молли любила свою дочь до умопомрачения. Ощущение такой мощной энергетики запускало по коже новую порцию мурашек. Реакция этой женщины на едва не угодившее в Джинни проклятье Беллатрикс не стала бы для меня лично сюрпризом.

Молли обладала титанической силой духа и знала своих детей как облупленных — может, поэтому я её так боялась?

Невероятно, но с кремом я справилась. Вот и понадобился вновь навык списывания.

Потрясающий, спелый, насыщенный розовый оттенок, и на вкус — Молли сама так сказала! — то, что надо.

Я расслабилась, и мы вместе начали укладывать крем в корзинки и рожки, украшая их фруктами и ягодами. К моменту, когда в кухне появилась Флёр, все столы на первом этаже были уставлены подносами с этим угощением. Количество сластей было кошмарным, к тому же Молли серьезно приняла идею приготовления «Венской Сказки».

Читайте также:  Икона с монетами для чего

— Джинни, милая! Можно украсть тебя на полчаса? — спросила Флёр.

Я посмотрела на Молли, та кивнула и уверила, что справится.

— Чудно, — улыбнулась она. — Эм, скажите… а что случилось с пирожными? Почему крем вдруг стал зелёным? — Флёр в недоумении приложила руку к лицу.

Я оглядела кухню. Дементоров стыд! Вкусный, насыщенный розовый крем приобрел мерзкий, козявчатый оттенок слизняка!

Молли с трудом пыталась удержать глаза в орбитах, сжав голову обеими руками. Кажется, теперь придется радовать гостей только «Венской Сказкой»…

Часть 3. Подозревающий кутюрье

Флёр разложила в гостиной свою швейную лабораторию, доселе спрятанную в один-единственный чемодан, а меня запихала в платье, которое шила специально к двадцатому дню рождения Джинни. Я стояла перед зеркалом в полный рост и не двигалась, чтобы не нарушать хаотичное движение булавок, ножниц и иголок, летающих вокруг меня.

— Так, посмотрим, — одухотворенно приговаривала Флёр, оглядывая меня.

В паре метров от нас, в детском манеже, гремела игрушками Мари-Виктуар, а вокруг ошивался Тедди. Если она начинала плакать, он намеренно смешил её, то меняя цвет волос, то растягивая своё лицо вертикально или горизонтально. Мари начинала хохотать. Судя по тому, что Флёр была так поглощена работой, это случалось не в первый раз, и опять же не могло удивить настоящую Джинни.

Но я, ненастоящая Джинни, раззявила варежку так, будто увидела, как небо поменялось с землей местами, а люди стали ходить не на ногах, а на руках.

Флёр недоумённо на меня посмотрела.

«Ничего меня не удивляет! Ничего меня не удивляет! Всё как обычно!»

С кухни, могу поклясться, доносились разговоры Молли с самой собой, и, судя по всему, она очень сильно недоумевала из-за зеленого крема. И почему он вдруг стал зеленым?

Тедди тем временем по-детски непосредственно, никого не спрашивая, расчехлил портфель Джинни, валяющийся у дивана. Я видела, как глаза малыша расширились от удивления, когда он, открыв сумку, обнаружил внутри столько сокровищ, что едва не залез внутрь с головой. В первую ходку по залежам улик, свидетельствующих о моём самозванстве, Тедди ограничился лишь магнитом, купленным мной в Малайзии. Люпин-младший во все глаза смотрел на инородный предмет, на котором были изображены башни Петронас, а потом хищно улыбнулся и показал магнит мне, будто бы предъявляя за что-то.

У меня чуть глаз не выпал. Тедди же, не дождавшись моих объяснений, но явно давший мне шанс, подобрался к манежу и протянул забавную, по его мнению, вещицу на экспертизу Мари-Виктуар.

Та издала похожий на изумление звук, Тедди получил плюс одно очко в рейтинге своей дамы сердца, а я невольно попятилась назад, врезавшись в кружащие у моей задницы волшебные ножницы.

И тут же покраснела до корней волос. То ли от чувства, что мне только что разорвало ногу баллистической ракетой, то ли от того, что опять вела себя ненормально и странно.

Знаете, мне казалось, что сейчас малыш Тедди танцует победный танец на руинах моей веры в то, что попаданец способен остаться незамеченным в этом мире.

— Джинни! — крикнула Флёр, вскочив на ноги. Мне казалось, она сейчас задушит себя сантиметром от ярости. — Нет, ты, видимо, теперь делаешь всё в протест? Успокойся уже со своими сборами! Пары дней хватит, чтобы Молли тебя подлатала, и вернешься! Только не надо устраивать из своего праздника траур! Мы все тут с ума сходим, чтобы сделать тебе приятно. Можешь хотя бы постоять смирно? Осталось только совсем без ноги остаться… — бурчала она, скалывая булавками куски раскромсанного подола.

Здесь должна быть Джинни. Сейчас кому-то другому совсем нельзя быть здесь, это место её. В день, когда она обязана быть принцессой. В день, когда вся семья и друзья пытаются поддержать её в непростой момент. Какого, извините, кентавра и за какие грехи я стояла здесь, ощущая, что краду её праздник?

— Взгляни в зеркало, — попросила меня вернувшая себе самообладание Флёр, после того, как я покалечила её шедевральное творение.

— Как тебе? — намного мягче спросила она, улыбаясь.

— Мне… — замерла я, чуть не упав в обморок, ощутив безграничность таланта Флёр. — Очень нравится.

Пурпурное платье было подогнано настолько искусно, что казалось, будто Джинни в нём и родилась.

— Давай только закроем вопрос с длиной! — не унималась она. — Вот так? — спросила она, обкорнав добрую половину длины платья.

Я едва не шарахнулась прикрывать себя, но, вспомнив, что всё ещё в джинсах, только поежилась. Как бы долго мне не осталось быть здесь, недооценивать чувство юмора Вселенной нельзя. Что, если я доживу до самого торжества? Неужели буду ходить полуголой?

— Давай оставим прежнюю длину, — предложила я.

Флёр бесцветно на меня посмотрела и спросила:

— Почему, когда я прислала тебе платье для примерки, ты ругалась, что длина как для старой бабки? Я и обрезала его сейчас по той метке, что ты оставила, — нахмурилась она. — Хочешь, чтобы я вернула всё назад?

— Нет! — как-то слишком резко выпалила я и начала копаться в своей дурной голове в поисках хоть каких-то слабых оправданий. — То было до моей травмы, а сейчас на ноге синяк. Выглядит не очень хорошо, в самый раз для длинного платья.

— О, — только и выдала Флёр. — Но ведь не страшно. Синяк можно замаскировать. Почему ты так переживаешь? — недоумевала она. — Знаешь, что? Иди, отдохни пару часов, я помогу Молли на кухне и отправлю её осмотреть твою ногу. Не беспокойся о синяке. Ты же знаешь, твоя мама способна избавиться от такого пустяка за пять минут, — она кротко мне улыбнулась и поднялась на ноги, чтобы наконец-то позволить мне выбраться из платья.

— Спасибо, Флёр, — как можно натуральнее изрекла я благодарность и отправилась отвоевывать у Тедди портфель.

Два вопроса волновали меня.

Первый: насколько по шкале от одного до десяти Флёр была шокирована моим недотепством?

Второй: есть ли у Джинни на самом деле синяк на ноге?

К явно не намеренному уступать мне драгоценный портфель Тедди пришлось применить щекотку, и только так стратегический объект был отвоеван.

Флёр, странно посматривая мне вслед, подошла к манежу и взяла дочку на руки. Она поцеловала её в носик, и Виктуар с изумлением протянула ей блестящий серебристый магнит.

Нет, здесь точно творится какая-то чертовщина.

Часть 4. Страшный и ужасный список приглашенных

Космический синяк на ноге действительно имел место быть. Молли провела какой-то ритуал, после которого боль стала менее ощутимой, и нога с виду стала как новенькая.

Но только с виду. Передвигалась я — то есть Джинни — всё равно не очень женственно. Не знаю даже, каким образом она умудрилась так повредить ногу, потому что я никогда в жизни не ощущала похожей боли. Вот и сказка о безупречности колдомедицины тоже покатилась в тартарары — может, кости они и сращивали за ночь, но вот некоторые повреждения не так просты в лечении, как мне казалось.

Похожая на загнанную белку Молли вновь ускакала на кухню, беспрестанно бормоча себе под нос перечень незаконченных приготовлений.

А мне на глаза попался написанный от руки список приглашенных. Я нервно схватила донельзя исчерканный кусок пергамента и вчиталась.

Мать моя женщина, кто эти люди?! Я и половины из них не знала.

Может, пока не поздно, собрать вещи, запрячь в упряжку садовых гномов да ускакать в Лапландию?

Совершенно необоснованно и нелогично я не хотела убегать, хотя и тряслась как осиновый лист. Не понимая, как объяснить хотя бы самой себе это, я признавалась, что хочу завершить этот день максимально хорошо. Отчего-то я чувствовала ответственность перед Джинни за этот вечер. И с чего ради? Сбрендила или совестно? Не знаю. Наверняка только то, что этот день должен был принадлежать ей, а я вероломно вломилась в него и начала перед всеми выставлять её странной.

Самое время успокоиться, разобраться в мозгах и подготовить план действий. На часах доходило три часа дня. Первые гости начнут появляться в шесть. Время есть.

Вот те, кто значился в списке и был отмечен галочкой, а значит, точно собирался прийти:

Источник